Сергей БУДНИКОВ

Город разбившихся Надежд

(MATVEY SUBBOTIN – OTHER HERO #2)

 

Жизнь ползет как змея в траве
 Пока мы водим хоровод у фонтана
 Сейчас ты в дамках
  Но что ты запляшешь
 Когда из-за гор
  Начнет дуть трамонтана?
                                              Б.Г.
                                           
         

10 июня Понедельник 
11 июня Вторник
12 июня Среда
13 июня Четверг
14 июня Пятница
15 июня Суббота
16 июня Воскресенье       
  
17 июня Понедельник  

ПРОЛОГ

МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА

  В этом году жителям Счастьегорска несказанно повезло в плане лета. Вот уже третью неделю подряд, погода стояла на удивление теплая и солнечная как никогда. Вереницы машин и автобусов с самого утра до позднего вечера тянулись загород, к заветной прохладе лесов и озер, к тени деревьев и дыму мангалов. Город разделился на два лагеря. На тех, кому наконец-то природа дала возможность в полной мере насладиться  всеми прелестями настоящего лета и тех, кого начальство или другие обстоятельства лишили этой возможности. Вторая, причем большая часть, счастьегорцев, вот уже который день подряд,  обезумев от жары, обливалась потом на  рабочих местах, теряла сознание в местных неоснащенных кондиционерами магазинах, или умирала за партами, лишенная доступа свежего воздуха в наглухо закрытых учебных заведениях.
Первая лекция на курсах пожарной подготовки, на которую чуть не опоздал Матвей, началась не имеющими ни какого отношения к пожару словами: «Все мы знаем, что в каждом человеке есть белое и черное начало….»
         Матвею пришелся  по душе такой философский настрой старого преподавателя и он, как послушный ученик, раскрыл тетрадь, надеясь услышать и законспектировать как минимум постулаты Дзинь - буддизма или новейшую теорию построения мироздания. Но, к сожалению, Афанасий Викентьевич, а именно так звали убеленного сединой пожарника, неоправдал  его надежд и, не утруждая себя придумыванием какого-либо подобия плавного перехода, повысив голос, продолжил: «Рассмотрим основные причины возникновения пожара…».
          В аудитории тут же воцарилась гробовая тишина и все присутствующие   разом склонились над своими тетрадями, делая вид, а может и вправду, записывая за Афанасием Викентьевичем, известные практически с детства  каждому,  причины возникновения пожара. Матвей не стал привлекать к себе внимание и выделяться из коллектива и тоже начал водить ручкой по девственно чистому тетрадному листу, создавая видимость старательного конспектирования. Глядя со стороны, можно было только порадоваться за преподавателя читающего лекцию, так правдоподобно Матвей изображал старательного ученика. Сказывался  опыт, приобретенный Субботиным за долгие годы учебы в морском колледже,  на бесконечно тоскливых занятиях по военно-морской подготовке. Как и тогда, способность полностью абстрагироваться от совершенно не интересного ему бреда, и потратить учебное время для сочинения очередного поэтического творения, при этом физически на все сто процентов исполняя роль прилежного учащегося, вновь пригодилась ему. Только сегодня вместо сочинения стихов, делая вид, что старательно записывает «пламенную» речь пожарника  Афанасия Викентьевича, Субботин предался размышлениям о превратностях судьбы. А подтолкнула его  к этому, та самая лежащая перед ним, недавно купленная тетрадь.
          Дело в том, что в магазине, открывшемся неподалеку от его дома,  в одной из работающих там продавщиц, во время покупки этой тетради, Матвей узнал свою давнюю знакомую - Наталью Савельеву. И по правде сказать, был очень этому удивлен. Супер-звезда Наташка, и вдруг – продавщица. Но на этом неожиданности не закончились. Он удивился еще больше, когда узнал от нее, что владельцем этого магазина является никто иной, как ее родной брат, а она здесь работает временно, пока Славик находится в поиске подходящей кандидатуры на эту вакансию.
         Матвей тогда постарался не выдавать своего удивления, а только понимающе кивая, выразил  свое сочувствие Наталье,  по поводу необходимости торчать в такую жару в магазине. А прощаясь, чисто автоматически передал привет брату, добавив, что обязательно как-нибудь забежит в магазин еще раз для того чтобы с ним повидаться. Хотя  был абсолютно уверен, что этого не произойдет никогда.
          С Савкой он не виделся уже больше шести лет, и на протяжении всего этого времени,  желания встретиться  не возникло у него ни разу.  А ведь когда-то давным-давно, они, можно сказать, были настоящими друзьями…
         Их жизненные пути пересеклись за сценой «ДК Металлургического Комбината», где оба ожидали окончания концерта в то время еще не так хорошо  известной группы «Сплин».   В надежде получить автограф Александра Васильева, они почти час, бок о бок, простояли у заветных дверей выхода со сцены и, само собой разумеется, за это время успели разговориться и познакомиться. А после концерта, счастливые оттого, что их надежды оправдались, они отправились в ближайшее питейное заведение. Где под звон бокалов с пивом и хруст соленых орешков, перебивая друг друга от нахлынувших на них эмоции, до самого закрытия ни на минуту не замолкая, обсуждали отечественную рок музыку. Оказалась, что Слава, как и Матвей, обожает «Аукцыон», не равнодушен к «Гражданской Обороне» и  не представляет своей жизни без творчества Бориса Борисовича Гребенщикова. А еще у него дома есть бас гитара, на которой он довольно не плохо умеет играть.
         Все это произвело тогда на Матвея неизгладимое впечатление. Ему не так часто доводилось встречать человека, полностью разделяющего его музыкальные пристрастия, да к тому же играющего на гитаре. Идея создать собственную рок группу, еще со школьной скамьи не давала ему покоя, и к тому времени у него уже накопилось десятка с два, как он считал весьма не дурных песен собственного сочинения. Не хватало только единомышленников музыкантов, для того чтобы начать покорять Счастьегорский музыкальный Олимп.
        Этими  «наполеоновскими» планами в тот же вечер он и поделился с Савкой и ничуть не ошибся в своих  предположениях. Савельев оказался именно тем человеком, которого он все это время так тщетно искал. Идея создания собственной рок группы так понравилась ему, что он предложил  немедля ни минуты, взять с собой еще пива и отправиться к нему домой репетировать. И Матвей, конечно же, не стал ему возражать.
        «Нарепетировались» они в ту ночь конкретно. Матвей даже не смог найти в себе силы отправиться домой и остался ночевать у Савельева. Они так и уснули – он в кресле с микрофоном в руке, Савка на диване в обнимку с гитарой. А утром его ожидал сюрприз. Уже одевая  в коридоре свои кроссовки, Матвей обратил внимание на висящую на вешалке женскую куртку и стоящие  в углу у двери босоножки. Он то думал, что Савка живет один. А оказывается,  все это время пока они пили пиво, и на весь дом «музицировали», в соседней комнате пыталась уснуть его младшая сестра Наталья. Она уже давно смирилась с закидонами своего братца и даже не предприняла ни одной попытки их утихомирить, заранее зная, что это «дохлый» номер.
         Позже  когда представился удобный случай  и Матвей познакомился с Наташей поближе, он, конечно же, извинился за ту сумасшедшую ночь и пообещал ей впредь, что они с ее братом больше никогда не потревожат ее сон. И свое обещание он сдержал. Все следующие репетиции проходили уже у него дома.
         И пошло поехало! Как говориться главное начать. Вскоре к ним присоединился барабанщик. Затем их приняли в местный рок клуб, и у них появилось студийная площадка, где они  могли играть на отличной, дорогостоящей, аппаратуре. Потом они записали свой первый альбом. И, наконец, всего лишь спустя пол года они уже выступали как дебютанты на ежегодном Счастьегорском рок - фестивале.  По итогам которого, между прочим, сразу же заняли почетное второе место!
         В те незабываемые дни Матвей был на седьмом небе от счастья. Его песни понравились Счастьегорской молодежи и об их группе заговорили. Окрыленный успехом в течение последующих трех месяцев он написал двенадцать новых песен, из которых четыре, как минимум, могли бы стать стопроцентными хитами. И стали бы, Матвей в этом не сомневался! Если бы ни одно но….  Если бы их было с кем записывать.
         Слава Савельев пропускал репетицию за репетицией, объясняя это своей вечной занятостью и, в  конце концов, вовсе перестал появляться в рок - клубе. Последними словами, которые Матвей ну ни как не ожидал от него услышать,  были: «Деньги надо делать, а не х..ней заниматься!».
         Вот так вот. Из корешка – музыканта меньше чем за год, Савка превратился в барыгу – бизнесмена. Деньги, деньги, деньги… 
         А пока Матвей безуспешно пытался найти подходящего нового бас гитариста,  какие-то ушлые тинэйджеры, играющие нечто средние между «панк роком» и «гранджем», перетянули к себе их барабанщика.  И  группа Матвея, с красивым названием «Солнечное Сплетение», распалась окончательно, так и не выпустив своего второго альбома.  А какие были перспективы…..
         Ну и кто после этого Савельев?
         Матвею вдруг стало ужасно грустно от воспоминаний о не сбывшихся мечтах, и он решил в них больше не углубляться. Не к чему в такой прекрасный солнечный день нагонять на себя тоску и ворошить далеко не самое светлое прошлое. 
          Он на мгновенье вернулся в реальный мир и обнаружил Афанасия Викентьевича стоящим около доски и рисующим на ней какие-то замысловатые геометрические фигуры. Заголовок, красующийся над схемой – загадкой, гласил: «Классификация систем пожаротушения».
           «О Боже! Опять та же самая песня!» -  подумал Субботин,  и тут же снова погрузился в себя. Все эти противопожарные схемы и таблицы ему были  уже хорошо знакомы и успели порядком осточертеть.
          После того как их группа распалась, и на карьере музыканта был поставлен жирный крест, у Матвея не осталось другого выбора, кроме как  пойти по стопам отца, и поступить в морской колледж. И это ему удалось. Но мало того, что Субботину удалось благополучно туда поступить, ему каким-то чудом также удалось благополучно этот колледж закончить. И потом на протяжении всех тех лет, что он ходил в море, ему, как и всем без исключения «моряцким морякам» необходимо было один раз в год проходить курсы  противопожарной подготовки, где все лекции, как две капли воды, были похожи на эту сегодняшнюю.
         Но в свете последних произошедших в его жизни перемен, Матвей уже не жалел о бесполезно потраченных на эти курсы деньгах и времени. Ведь именно благодаря приобретенным там противопожарным навыкам   он все-таки  смог найти себе достойную работу на берегу -  в   ООО «Косметик Энерджи».
         Хотя конечно решающую роль в его трудоустройстве сыграло обыкновенное везение. Как говориться – не было бы счастья, да несчастье помогло!
         Все дело в том, что здание, в котором располагалась  фирма «Косметик Энерджи», из-за  банальных неисправностей в электропроводке чуть не сгорело к чертовой матери. И начальство, не на шутку перепугавшись, решило в довесок к купленным в экстренном порядке огнетушителям, обзавестись своим собственным персональным пожарником.  Было дано объявление о приеме на работу, которое и прочел Субботин в бегущей строке на мониторе установленном в центре города.
         Долго раздумывать он не стал. Работа была не пыльной, зарплата высокой и главное, что терять ему было совершенно нечего.  Позвонив по указанному в объявлении номеру, Матвей сообщил девушке на другом конце провода все интересующие ее о себе сведения и, услышав в ответ дежурную фразу – «Ждите, мы вам перезвоним» - стал ждать, правда, не особо надеясь на удачу. Уж больно высокой была, предлагаемая для такой «смешной» должности, зарплата...
         Но чудо свершилось! Небеса сжалились над ним и его приняли на  работу.  Но на этом его везенье не закончилось.
         Не успел Матвей проработать на  новом месте и одного месяца, как генеральный директор «Косметик» решил, что ему просто необходимо иметь новое не «морское», а «сухопутное» удостоверение пожарника, и отправил Субботина повышать противопожарную квалификацию в Главное Пожарное Управление Счастьегорска, где он сейчас и имел счастье находиться. При этом «генеральный» пообещал по завершению положенного срока обучения повысить и без того высокую зарплату!
         В жизни Матвея первый раз за все время появился хоть какой-то намек на стабильность. Причем стабильность эта была со знаком плюс. И на его месте любой бы возрадовался пусть временному, но наконец-то наступившему спокойствию и благополучию.
         Но, нет!  Не такой был человек Матвей Субботин, что бы вот так вот разом забыть обо всем  и зажить нормально и счастливо! Ему обязательно нужен был какой-нибудь «геморрой». И «геморрой» этот у него был.
         Не так давно от него ушла любимая девушка, и он никак не мог свыкнуться с мыслью, что они  расстались с ней навсегда. Как ни старался Матвей, но ничего у него не получалось. Вчера вечером он даже сочинил прощальное стихотворение в надежде  на то, что ему станет легче, после того как он отправит его ей. Последняя  строка, получилась немного резковатой, но зато была действительно последней в прямом и переносном смысле. А звучала она так:  

            Уходишь...? Уходи! И бог с тобою!
 
          Но в самый решающий момент рука Матвея дрогнула, и он сделал в этой строчке коренные изменения. В итоге, на телефонный номер Лоры ушел  такой смс-текст:
                                         
Я не могу не думать о тебе,
Пытаюсь, но попытки мои тщетны
 Сам дьявол выдувает на трубе
 Ее Величеству хвалебные сонеты…

 Твой гибкий стан и мрамор голых плеч,
Я до сих пор схожу с ума не скрою,
Но я устал, игра не стоит свеч!
 А может, стоит? Лора - будь со мною!

          Получалось, что он снова, в который раз просит ее одуматься и вернуться к нему...
          Но вчера, к сожалению, он так и не дождался ответа на это любовное  послание и вот сегодня,  пытка ожиданием, продолжилась.
         Вместо того, что бы вместе со всей аудиторией, внимательно изучать углекислотный огнетушитель ОУ-10, об устройстве которого, в эту самую минуту, истекая потом и отчаянно жестикулируя руками, так увлеченно рассказывал уже вконец заколебавший всех Афанасий Викентьевич, Матвей принялся рассматривать дисплей своего мобильника, на предмет появления на нем, новых входящих смс сообщений.
         Но разуметься их не было. И разуметься, их и не должно было быть.
         Лора, во время последней их встречи, вполне доходчиво и без лишних сантиментов объяснила, ему дураку, что если между ними «чего-то» там и было, то это «что-то»   уже  давным-давно закончилось.
         «На глупости у меня сейчас нет ни одной свободной минуты.  Прости, прощай, Матвей родной,  иди один к себе домой!» - это были ее последние слова. Лора произнесла их, уже закрывая дверцу  отъезжающего  супер-навороченного «Ауди».
          Правильно в народе говорят: «С кем поведешься, от того и наберешься». Вот и Лорочка на прощанье стихами заговорила.
          А может,  она просто была в образе, и это были слова какой-нибудь героини, заученные ей для одного из своих  телесериалов?
          Теперь, это уже неважно. Важно то, что с того дня они больше ни разу не виделись и на звонки его, она не отвечала. А ведь прошло уже больше месяца!
          Матвей понимал, что напрасно тешит себя иллюзиями, и в сложившейся ситуации надеяться абсолютно не на что, но ничего не мог с собой поделать. Забыть Лору было НЕВОЗМОЖНО.  Даже Том Круз, наверное, не справился бы с поставленной задачей – «Миссия» действительно была НЕВЫПОЛНИМА.
         Попробуйте забыть любимую девушку, с которой вы расстались чуть больше месяца назад, если ее: обворожительную улыбку, чувственные губы и самые прекрасные на свете глаза, - вы видите каждый день, практически на всех рекламных щитах города?
         И мало того. Стоит вам только включить телевизор, и вот она -  в роли ведущей самого популярного у местной молодежи альтернативного ток шоу: «От Любви до Ненависти».
         В завершение ко всему, существуют еще два телесериала - «Враги» и «Вредная Астя». В которых она играет не самые последние роли, и которые без остановки гоняют на всех телеканалах, показывая вечером премьеры новых серий, а по утрам их повторения.
          В таких тяжелейших условиях, ваши шансы безболезненно пережить расставание с любимой девушкой  не то что бы равняются нулю, а их просто-напросто совсем не существует!
          Собственно с первой Лориной роли во «Врагах», где она снялась ровно год назад, все и началось.
          Шульгина была права, когда говорила Матвею, что из нее получится неплохая актриса. Счастьегорские домохозяйки, каждый вечер, все как одна, дружно  усаживались перед экранами своих телевизоров, в ожидании их любимой Лорочки. Буквально после показа уже первых трех серий ее  завалили различного рода деловыми предложениями столичные и местные кино и теле продюсеры, а также рекламщики  всех мастей. Конечно же, не последнюю роль в этом  сыграли, обалденные внешние данные Лоры. Большая часть местного мужского населения не пропускала ни одного сериала или шоу с участием Шульгиной, присоединяясь к своим женам и пуская слюни и сопли у своих голубых экранов, но в отличие от жен, уже отнюдь  не из-за ее актерских способностей…
          Обсуждение Лориных «прелестей» стало темой номер один  во всех мужских коллективах. Анна Семенович, Жанна Фриске, и даже Анджелина Джолли были забыты! На небосклоне телешоу бизнеса в одночасье зажглась сверхновая звезда. И с каждым днем, разгораясь все ярче и ярче, она соответственно все дальше и дальше, отдалялась от Матвея. Тут было от чего впасть в отчаяние...
          Но надо отдать должное Субботину, он как мог, изо всех сил, сопротивлялся этому - «дурдому».
         Вот уже, который день подряд Матвей, вообще не смотрел местное телевидение а, оказавшись на улице, старался не отрывать глаз от земли, дабы не столкнуться взглядом с очередным рекламным щитом с изображением жизнерадостной Лорочки. Но даже такой  весьма жесткий способ противостояния ее любовным чарам, к сожалению, все равно не приносил ощутимых результатов. Мысли о Лоре вот уже который день не давали Матвею покоя - лишая его сна, аппетита и всех остальных радостей жизни.
          А тем временем, как  уже говорилось в начале нашего  повествования - жителям Счастьегорска несказанно повезло в плане лета…

                             
10 июня Понедельник

БРАТЬЯ КУЗЬМИНЫ. ДИАГНОЗ: АЛЛЕРГИЯ НА ЦИТРАМОН
                                                                 

            
       Кондиционеры в офисе братьев  Кузьминых работали на всю мощь, но с поставленной перед ними задачей не справлялись - температура в помещении была далека от идеальной.
         Старший Кузьма, ослабив узел галстука и расстегнув воротник рубашки,  встал из-за стола и с раздражением произнес:
         -     Тьфу ты черт!  И  на  хрена  мы  спрашивается,  такие  бабки  за  эти кондиционеры отдавали? Лучше бы вместо них душевую поставили. Я бы сейчас с удовольствием сполоснулся!
         Вопрос был адресован молодому человеку, по виду не старше тридцати - тридцати пяти лет, который в данный момент сидел за другим столом и с увлечением тасовал колоду карт на мониторе компьютера.  Судя, по его довольной физиономии, концы  в пасьянсе  сходились успешно,  а  на невыносимую жару и духоту он просто не обращал внимания.
         -    Ага, и куда бы мы ее здесь воткнули?  По середине кабинета между  столами...? Надо было тогда сразу еще и вторую душевую в приемной поставить, чтобы у  клиентов, пока они  нашей с тобой аудиенции дожидаются, тоже была  возможность освежиться…
         Младший из Кузьминых, Константин, в отличие от брата, был человеком жизнерадостным и обладал хорошим  чувством юмора. Особенно хорошо это было известно их секретарше Леночке. Ермакова ни как не могла избавиться от двухсот пятидесяти килограммового куска мрамора, который Константин Александрович с помощью подъемного крана доставил к ней на 6 этаж, в качестве подарка, на ее прошедший день рождения. «Подарок» сопровождался торжественным обещанием, что из этого благородного камня, если Леночка согласится позировать, Константин Александрович обязательно высечет статую подобную Венере Милосской, но гораздо красивее, потому что его шедевр будет с руками! Он уже даже, придумал название – Елена Счастьегорская. Но обещание по сей день, так и не было выполнено и бесформенная, мраморная глыба вот уже третий месяц как пылилась на балконе, занимая собой все жизненное пространство. Плюс ко всему соседи снизу  постоянно донимали Ермакову расспросами, когда же она, наконец, выкинет эту хренотень? Справедливо опасаясь, что балкон может рухнуть им на головы, не выдержав такой массы.
         Шутливая и временами язвительная, манера общения Кости Кузьмина со всеми без исключения окружающими, частенько раздражала старшего брата, но сегодня его мысли были целиком заняты свалившейся на их голову проблемой, и на саркастические нападки Костика он просто не обращал внимания.
         А младший, не унимался, и затушив в пепельнице докуренную до фильтра  сигарету, продолжил…
          -     А  можно еще над входом в здание, баннер повесить:  
          «Первый Банно Паевой Инвестиционный Фонд Кузьминых»
          И ниже крупным шрифтом подписать:
          «ЧЕМ ЧИЩЕ КЛИЕНТЫ - ТЕМ ВЫШЕ ПРОЦЕНТЫ!».
          Такого еще точно ни у кого не было… Эксклюзив! Но тогда, я думаю, одной  душевой кабины, в приемной, маловато будет, нужно поставить как минимум три. И  чтоб шампунь бесплатно, гель для душа и все такое… Народ у нас халяву любит. Вот увидишь, от вкладчиков отбоя не будет, это я тебе брат, отвечаю!
         Кузьмин старший нахмурил брови и раздраженно произнес:
         -   Ну, что ты за человек? Ты можешь хотя бы сегодня быть серьезным?
         -   Расслабься брат. Все будет тип топ. Надо проще смотреть на вещи. Ни кто в сложившейся ситуации не виноват. Рано или поздно, но этот наезд все равно бы произошел. Я таких людей как Цитрамон хорошо знаю. Он бы нас с тобой в покое просто так не оставил. А на кондиционерах ты зря злость срываешь, работают они исправно. Мы же вчера вместе прогноз погоды смотрели.  Такая жара в нашем городе последний раз,  лет сто двадцать назад была! И тут ничего не поделаешь. Ты бы вот лучше, пиджак свой манерный с галстуком снял, а то сидишь, паришься…
         -   А вот этого как раз, я сделать не могу. Кто-то из нас двоих, должен всегда на все «сто» выглядеть. Вдруг новый клиент появиться? Ведь клиент он Костик,  солидность любит. Чтоб костюмчик по дороже, и часики желательно «Rado». Если ты, конечно, хочешь, чтобы наш фонд процветал…
         -    Да вроде дела у нас и так не плохо идут.…  И клиентов хватает. Причем заметь, почти половину из них я обработал, хотя часов вообще никаких отродясь не носил, и штаны с рубашкой у меня самые, что ни наесть обыкновенные. Ближе к народу надо быть Паша, и этот народ сам к тебе потянется….
         -   Да  не хочу я с тобой спорить, Кость. В том то и успех нашего фонда заключается, что мы с тобой вроде, как и братья, но…… разные абсолютно! Ты на себя тех клиентов берешь, что попроще, а я тех, что посолидней. И все у нас получается!  В итоге глядишь, через год-два, все Счастьегорцы у нас свои кровно заработанные денежки держать будут! - Кузьма старший довольно улыбнулся и похлопал младшего по плечу.
         -   Ну, это ты брат, загнул. Дела, конечно, идут очень хорошо, грех жаловаться. Но за такой короткий срок вряд ли мы до таких вершин доберемся. Лет шесть – семь, как минимум понадобиться. Это если конечно,  Цитрамон, предоставит возможность нам прожить так долго.
         На это раз Костин черный юмор, разозлил Пашу не на шутку.
         -  Сплюнь идиот! И как у тебя только язык поворачивается такие вещи говорить?  Нет, точно, зря я тогда тебя в лесу не бросил! Глядишь, за неделю и сам бы до станции дополз. Зато к жизни, может быть, стал потом серьезней относиться! Тридцать четыре года уже, а ведешь себя, как какой-нибудь Гарик «Бульдог» Харламов из  «Comedy Club»!
         И в качестве веского аргумента  в пользу правоты своих слов, Павел Александрович, как уважительно называли его все кроме Кости, со всей дури грохнул кулаком по столу.
        Удар получился таким громким, что напугал даже Леночку  в  приемной. От испуга она вздрогнула и выронила из рук пузырек с новым лаком для ногтей. Тот, упав на стол, оставил на его светло-бежевой, глянцевой поверхности - большую ярко красную кляксу - конкретно испортившую ей настроение.
         «Ну, все! Теперь Кузьма старший меня точно уволит! Я же ему только вчера обещала, что больше не буду на работе ногти красить. Черт меня дернул, из сумочки этот лак достать! Ведь только попробовать хотела, как он ложиться будет….. Ну, что за наказание такое!». На Лену в этот момент было жалко смотреть….
         Но не прошло и десяти секунд, как в ее очаровательную, милированную головку,  пришло довольно простое, но на данный момент единственно верное решение данной проблемы. «Ладно, сейчас я это безобразие бумагами прикрою, а потом у младшего Кузьмы совета спрошу, как быть дальше….. Бывает же у его брата когда-нибудь хорошее настроение? И если в этот момент самой честно во всем признаться, может, повезет, и я отделаюсь последним, китайским предупреждением…». И отчаяние в Лениной душе, уступило место надежде.
         А тем временем, за закрытой лакированной дверью директорского кабинета, Кузьмин старший, растеряв всю свою солидность, метался из угла в угол как загнанный зверь, продолжая вправлять мозги Кузьмину младшему.
         -    Я не пойму, почему ты так спокойно ко всему относишься? Может ты забыл, что нас с тобой этот Цитрамон грохнуть пообещал, если мы его требования не выполним? Или ты собираешься идти у него на поводу?
        Константин, никак не реагируя, на наезды брата, продолжал увлеченно рассматривать фото обнаженной  Виктории Сильвестед, плескавшейся в водах лазурного побережья, на рабочем столе его компьютера. 
         -     Костик, по-моему, я с тобой сейчас разговариваю, ты чего  молчишь, как рыба об лед?
         Младший нехотя оторвал мечтательный взгляд от Виктории, вернулся к реальности и пристально посмотрел на брата.
         -   Паша, во-первых,  прекрати на меня орать, я тебе не Ленка. Во-вторых,  я уже знаю, как решить эту проблему. И, в-третьих, перестань мельтешить у меня перед глазами. Складывается впечатление, что у тебя синдром беспокойных ног. Это состояние обычно с бодуна бывает, но в данном случае я так думаю, оно является последствием чрезмерного нервного перевозбуждения. Тебе бы сейчас не помешало сто грамм  коньячка  на грудь принять. Если хочешь, давай я Ленуське крикну, она  мигом все организует…
         -     Ты что сдурел? Какой может быть коньяк в такую жару?
         -   Какой, какой… Обыкновенный! «Remy Martin».....Кстати, раз уж мы об алкоголе заговорили, ты знаешь, почему Цитрамона - Цитрамоном называют?
         -   Делать мне еще нечего, биографии местных бандитов изучать!
         -      Да ты что, Паш! Эту ж историю каждый пацан в городе знает. Потому что Цитрамон не просто как ты выразился бандит, а бандит с большой буквы. Его группировка сейчас такие обороты набирает, что того и глядишь, скоро весь город под себя подомнет. А кликуху эту ему дали еще на «малолетке», куда он загремел, потому что, аптеку ограбил. В те времена еще круглосуточных аптек не было, а у Цитрамона всю ночь голова с перепоя раскалывалась, ну вот, он до утра и не вытерпел. С монтировкой в аптеку за лекарствами полез!
         -       А я тебе что всегда говорил? Все эти  бандиты – идиоты! И Цитрамон твой - не исключение!
         -      Идиот, не идиот, а денег у него сейчас Пашенька раз в сто побольше нашего будет! И поговаривают, что он от своих криминальных дел отойти хочет и легальным бизнесом заняться. От части для этого ему как раз наш фонд и понадобился.
         -   От мертвого осла уши он получит, а не наш фонд! Да я лучше сдохну, чем с его условиями соглашусь!
           Старший Кузьмин был мрачнее тучи, таким разозленным Костя его еще никогда не видел.
         -    Вот тут я с тобой Паша полностью согласен. Но надеюсь, что подыхать никому из нас не придется. Уж больно обидно,  жизнь ведь только начинается! Давай брат, все-таки коньячка замахнем по соточке?
          -  Нет Кость, извини, но в такую жару я не могу. Лучше «минералки»  холодненькой…
         Кузьмин Старший вызвал по селектору Ермакову, распорядился на счет прохладительных напитков и убедившись, что дверь плотно закрыта и их никто не подслушивает, обратился к  Костику:
         -  Ну давай, выкладывай, что там у тебя за план. Почему до сих пор молчал?  Не томи душу, рассказывай…

 

11 июня Вторник

ВОСЕМЬ ПРИЧИН ПОЗАБЫТЬ ОБО ВСЕМ

 

         «Красота спасет мир!». Рекламный календарь на 2006 год с таким слоганом  и логотипом ООО «Косметик Энерджи» появился на стене в кабинете Матвея, за время его отсутствия пока он тусовался на противопожарных курсах в СГПУ. И теперь по возвращению на работу он каждый день, усаживаясь в свое кресло, упирался глазами в этот фирменный календарь и недоумевал, почему все работники «Косметик»  смысл слогана про красоту понимают так дословно. Например, Матвей, как ответственный за пожарную безопасность, не мог спокойно  проходить  мимо   огнетушителей  с  рекламными наклейками «GIVENCHY», «LANCOME» или «ORIFLAME», а при виде пожарного топора с надписью  «L’Oreal Paris», его тут же начинала колотить, нервная дрожь.
         Занимаемая должность обязывала его бороться с этим безобразием, и  Матвей беспощадно срывал вышеупомянутую рекламную продукцию с пожарного инвентаря, но буквально на следующий день наклейки опять  появлялись на  своих излюбленных местах. Проигрывал это «сражение» Матвей постоянно по той простой причине, что силы «противника» превосходили его во много раз. А если конкретнее, то соотношение было один к восьми в пользу девчонок работающих с ним в «Косметик Энерджи».
         Если бы Матвей  до сих пор так сильно  не переживал  из-за расставания с Лорой, и все его мысли не были бы направлены на поиски всех возможных вариантов возвращения потерянной любимой, у него были бы реальные шансы сойти с ума на этой работе. Нет, конечно же, не из-за этих злополучных наклеек, которые как грибы после дождя, всякий раз появлялись на красных металлических корпусах огнетушителей (все-таки он еще  не  успел  настолько сильно проникнуться  любовью к пожарному делу), причина крылась совсем в другом...
         Благодаря тому что, Фирма «Косметик Энерджи» являлась одним из официальных дистрибьюторов ведущих  торговых марок, ей удалось еще три года назад  занять первое место на парфюмерно-косметическом рынке Счастьегорска. И это первенство она удерживала и по сей день, получая прибыль, не сравнимо большую, чем их многочисленные конкуренты. В связи с этим, дирекция фирмы, могла позволить себе, без особых усилий, платить довольно высокую зарплату своим работникам. Причем своевременно, и в евро. И очередь, желающих устроиться сюда, измерялась километрами….. Но вот отбор проходили, только самые-самые лучшие, Best of the best!!!
         Практически все из тех восьми дам, которые на сегодняшний день работали в «Косметик», в своем трудовом прошлом, или снимались в рекламе, или работали в модельном бизнесе. Ну а начальница отдела продаж, сногсшибательная Аллочка, вообще была известна Счастьегорцам, как бывшая Прима местного театра, оставившая театральные подмостки по причине оскорбительно низкой заработной платы.
         Неописуемая красота, которую не  каждому счастливчику дано  увидеть в живую, а не с экранов телевизоров, каждый день, со всех сторон, окружала Матвея.  На его плечах, лежала огромная ответственность -  с понедельника по пятницу, с восьми утра до шести вечера, защищать от пожара, восемь пар безупречных ножек, бюстов и других не менее очаровательных женских частей тела. Восемь обладательниц осиных талий и голливудских улыбок полностью доверили ему свою пожаробезопасность.
         Матвей же, делал все возможное и невозможное, стараясь оправдать их доверие. Правда в основном это сводилось к ежедневным (с интервалом в три часа) обходам вверенных ему жилых и бытовых помещений.
         Единственным мужчиной в их фирме, кроме Матвея, был генеральный директор -  Генадий Аркадьевич Беренгольц, или попросту - Гадич, как его «ласково» называли между собой девчонки.  Характер у него был просто отвратительным. Чуть, что не так, Гадич сразу же грозил увольнением, и угрозы свои уже не раз приводил в исполнение.  Три месяца назад, менеджера из отдела поставок, совсем юное создание -  Танечку Осину,  Беренгольц уволил только за то, что она опоздала на двадцать минут на работу.  Правда, это было уже не в первый раз, но нельзя же ведь применять такие крайние меры из-за такой мелочи, как опоздание? А уж к женщинам, тем более!
         Танины слезы, ее красота,  и торжественные обещания больше впредь никогда не опаздывать, не произвели на Гадича ни малейшего впечатления и Осину уволили в тот же день, даже не дав доработать до конца месяца. И Танюшина молодость (вследствие которой у нее, возможно, не имелось  женского опыта  в умении уговаривать мужчин) здесь не при чем. Ледяное сердце Беренгольца еще не удавалось растопить ни одной из его сексапильных подчиненных. Со всеми дамами он был одинаково строг, высокомерен и не замечал в упор их женских прелестей и очаровательных улыбок.
         В фирме шептались, что эта его «гиперхолодность» ни что иное,  как последствие неудачного брака десятилетней давности, с одной очень ветреной и известной особой, закончившегося громким бракоразводным процессом.
         Бывшая жена Гадича, не без помощи своего высокопоставленного папы «развела» его по полной программе, оставив в одних носках  почти после двадцати лет совместной жизни.
         Конечно же, это была вопиющая не справедливость, тем более учитывая сволочной характер его бывшей жены и ее бесконечные походы «на лево», которые Беренгольцу пришлось терпеть все эти годы….  Но честно сказать мало, кто тогда пожалел Генадий Аркадьевича. О похождения его супруги,  не раз писала местная «желтая» пресса и надо было быть слепым от рождения или полным идиотом, что бы не замечать этого бл..ства! Но Беренгольц в то время, упорно делал вид, что ничего сверхъестественного не происходит, и его благоверная самая прекрасная из женщин на земле.
        А дело было в том, что Гадич знал, что стоит ему только заикнуться о непристойном поведении  «дорогой» и «ненаглядной» Екатерины Алексеевны, как  тесть, который просто боготворит свою дочь, тут же сотрет его в порошок, выкинув с престижной работы и лишив финансового благополучия. Что, в конце концов, и произошло, но только не  по вине Беренгольца, а с подачи его бывшей супруги, которая, окончательно слетев с катушек,  нашла себе  двадцатилетнего бой-френда.
         Мальчик, так же как и Гадич в юности, клюнул на папины капиталы и поклялся Екатерине Алексеевне в вечной любви. Катюша, давно не слышавшая таких страстных признаний,  не долго думая, решила произвести «замену состава». Поменять старого, всем недовольного Беренгольца, на нового, по уши влюбленного в нее бой-френда.  А что бы ускорить этот процесс, она  пожаловалась отцу, оклеветав Генадий Аркадьевича  в супружеской измене. Папа безоговорочно поверил, дочери и в буквальном смысле слова - уничтожил зятя, после чего «влюбленный» юнец спокойно занял его место.
         В общем Гадич, после развода, сильно возненавидел весь женский пол, и даже по прошествии десяти лет эта ненависть не утихла. Начинать все с нуля, когда тебе далеко  за сорок - ой как не просто! И то, что он  смог подняться за эти годы до должности генерального директора «Косметик Энерджи» было настоящим чудом.
         Наверное, спасли его оставшиеся с прежней работы связи. В наше время иметь нужные знакомства – бо-о-льшое дело! К сожалению, у Матвея таких знакомых, можно было пересчитать по пальцам, большинство его друзей являлись  обыкновенными парнями, и сами не редко нуждались в поддержке. По настоящему реальных вершин, пожалуй, достигла только Лора…..

***

        Вернувшись в свой кабинет с очередного обхода, Матвей закрыл за собой дверь и снял футболку. Распахнутые настежь окна не спасали от жары и он, включив настольный вентилятор «LG», плюхнулся в кожаное кресло и направил струю прохладного воздуха на себя.  Следующий обход ему предстояло совершить только через три часа.
         В такие  минуты вынужденного одиночества  в своем кабинете, время тянулось ну просто убийственно медленно. Сказывалось отсутствие персонального компьютера и то, что телефон не имел городского выхода и  предназначался  только для связи между работниками «Косметик». Он  уже не раз просил Гадича о сокращении перерыва между обходами хотя бы до часа, но тот, переживая, что Матвей не выдержит такой огромной физической нагрузки, всякий раз отказывал ему, тем более что особых причин для усиления пожарного контроля у него не было. А о том, что совсем не давно, прямо у него под носом, чуть не вспыхнул пожар - Беренгольц не знал.
         Да и не зачем ему было об этом знать, ведь все закончилось благополучно. К тому же, это был единственный раз, когда Матвею «повезло» применить полученные профессиональные знания пожарника. 
        А произошло следующие:
        Главный бухгалтер и по совместительству правая рука Беренгольца - Женечка Светлова, обаятельная и жизнерадостная герл, с глазами Миллы Йовович и  фигурой Кристины Агилеры, поливая цветы в своем рабочем кабинете, поставила банку с водой на самый край подоконника. Оконная створка, открывшаяся от случайного сквозняка, задела ее и опрокинула на пол. Вода из перевернутой банки, оказавшейся на полу, устремилась вдоль плинтуса,  прямиком под Женечкин стол. Ну а под столом, стоял включенный в розетку  фен, который Светлова поставила туда нагреваться за пять минут до этого. Вследствие взаимодействия воды из банки и раскаленного до красна, включенного в электросеть фена, произошло короткое замыкание, приведшие к возгоранию.
         Позже Матвей узнал от самой виновницы происшествия, как злополучный фен оказался под столом…
         Рабочий день подходил к концу, и через час у Жени с Аллой из отдела продаж, был намечен культпоход в театр, на местную премьеру. Играли «Вишневый сад» Чехова, и кроме Светловой  не нашлось других желающих, даже на халяву, составить Алле Максимовне компанию. Торжественно пообещав не опаздывать, и в связи с нехваткой времени на  парикмахерскую,  она решила  хотя бы немного привести свои волосы в порядок, так сказать с помощью подручных средств, прямо на рабочем месте. А так как Гадич это категорически запрещал, Женя не придумала ничего лучшего, чем спрятать фен под стол.
         Хорошо, что Субботин добросовестно относился к своим обязанностям и совершая заключительный обход, заглянул в кабинет к главбухгше. Языки пламени к тому времени,  уже вырывались из под стола, подпитываемые  мусором, скопившемся в корзине для бумаг. Светлова же в это время в соседнем кабинете, не о чем не подозревая,  консультировалась с девочками по поводу гардероба подобающего предстоящему культпоходу. Последний раз в театре она была еще будучи студенткой и сейчас разрывалась на части между строгим деловым костюмом от Готье и длинным, почти до пят, но с дерзко открытыми плечами, платьем от Дольче. Придти к окончательному решению она так и не успела. В распахнувшуюся дверь с грохотом ввалился Матвей и «обрадовал» Светлову, что в ее кабинете - чуть не вспыхнул пожар. Добавив при этом, что ей теперь придется купить себе новый фен, а заодно и корзину для бумаг.… Но это сущие пустяки по сравнению с тем, что могло бы  произойти, зайди Матвей в кабинет главбухгши десятью минутами позже. На столе лежали накладные, отчеты и самое главное - стоял рабочий компьютер, на жестком диске которого, хранилась вся бухгалтерия «Косметик Энерджи»!
        О случившимся, решили не в коем случае не рассказывать Гадичу, общими усилиями уничтожив следы пожара. С тех пор, в лице Евгении Светловой у Матвея появилась тайная поклонница, которая при любом удобном случае старалась обратить на себя его внимание.
        Вчера, например, во время утреннего обхода, она угостила его  «шарлоткой», собственного изготовления. Матвей поблагодарил Женечку и сказал, что по достоинству оценил вкусовые качества этого шедевра кулинарного искусства. Светлова даже смутилась, услышав из его уст такой изысканный комплимент...
        На самом же деле, «шарлотка» не произвела на Матвея столь сильного впечатления, но не, потому что была не вкусной, а потому что к тому моменту - Субботин уже не мог ничего ощущать.
         Кабинет бухгалтерши находился на втором этаже и  был последним, куда он заглянул, завершая обход.  А его вкусовые рецепторы теряли свою «работоспособность» прямо пропорционально количеству осмотренных кабинетов, потому что в каждом из них Матвея ждало свое угощение. Причем,  постоянно...
        Чай с печеньем - отдел  поставок (Марина и Люда)
        Сок и круасаны - отдел продаж (Юлия и Алла)
        Кофе и тосты - отдел маркетинга и рекламы (Ирэн и Анастасия)
Особняком стояли:
        Вышеупомянутая бухгалтерия, там Матвея всегда ждал экспромт. 
        И не понятно чем занимающийся - аналитический отдел.
        Там Матвей предпочитал отказываться от предложенных угощений. Отдел появился в «Косметик» совсем не давно, и возглавляла его -  племянница Гадича – Оксана Беренгольц. Хоть она и была на вид абсолютно нормальной и даже очень компанейской девчонкой, но в фирме ее побаивались, и понятно по каким причинам. Матвей из чувства солидарности, старался тоже лишний раз не попадаться Оксане на глаза.
        В общем, после таких обходов, Матвей, еле доползал до заветной двери своего кабинета и потом часами просто сидел в кресле, пялясь в потолок, и не имея не малейшего желания шевелиться.
       Анализируя сложившуюся ситуацию, он пришел к выводу, что девчонки специально скармливают ему принесенные из дома обеды и завтраки, переживая за свои фигуры, и рисуясь, друг перед другом. Мол, смотри подруга, какая у меня сила воли! Сама за весь день лишь одно яблоко съела, а всю имеющуюся еду - Матвею отдала, и даже не вздрогнула! А тебе слабо?
         Матвей же, не хотел никого обижать своим отказом, и вносить раздор, в на редкость дружный, женский коллектив. Поэтому, послушно съедал все, что ему предлагали, всегда отвечая согласием  на предложение  поболтать и перекусить чего-нибудь. Если дорогим девушкам, таким образом, было легче поддерживать себя в форме, то он готов был принести себя в жертву и  стать универсальным поглотителем лишних калорий. Тем более, что из рук ТАКИХ девушек, любой бы на его месте, принял что угодно, пусть даже яд килограммами.
         Слава богу, сегодня, утренний обход прошел в «облегченном» варианте. Марина и Люда опоздали, и им было явно не до Матвея (пример Тани Осиной не пошел на пользу), Аллочка заболела (видимо на нервной почве, после просмотра театральной премьеры без ее участия), а Анастасия была  откомандирована в столицу перенимать опыт у московских рекламщиков.
         Поэтому завтрак был скромнее, чем обычно -  Светлова решила в этот раз  покорить его «муравейником», Юля поделилась своими круасанами, а на закуску, были тосты с джемом от Ирэн.

***

         Вентилятор продолжал, беззвучно вращая лопастями обдувать тело Матвея желанной прохладой. Просидев без движения в кресле примерно еще минут пятнадцать, он достал из кармана мобильник, положил его на стол  и «завис», сочиняя очередное рифмованное послание для Лоры, заранее зная, что ответа не будет, как и не было на все предыдущие тридцать смс.
         Матвею уже и самому, честно говоря, было не понятно, зачем он опять это делает…. Наверно потому, что где-то там, в глубине души ему отчаянно  хотелось, что бы телефон заиграл знакомую мелодию и ставший уже таким родным и любимым голос произнес:  «Матвейчик, привет! Как ты там?». В конце концов, он  был даже согласен на  смс с подобным текстом!  За полтора месяца ни слова! Это же просто бесчеловечно!!!
        Но может быть, именно сегодня, его ждет удача? Все-таки тридцать первое смс. А тридцать один – счастливое число Матвея. Лора должна ответить…
        Стихи родились сами собой. Грустные, как мелодия жалейки и безжалостные  как  выстрел,  впрочем,  как  и  все его предыдущие стихи  о безответной любви. 
                                  
      Убитая любовь засела в голове -
     Шестое чувство... Пятый элемент...
      Её нельзя забыть - она всегда во мне,
     Огромным словом - ДА! Над сотней мелких  - нет.
 
         Немного поразмышляв Матвей решил не дописывать больше ничего и оставить это четверостишие таким, какое оно есть. Ведь не зря говорят, что краткость сестра таланта…
         Не успел он отправить смс, как в дверь постучали.
         Прежде чем открыть, Матвей надел футболку и быстренько привел себя в порядок. Может быть это Гадич, но скорей всего кто-нибудь из девчонок. И он не ошибся, на пороге стояла Ирэн из отдела «маркетинга и рекламы».
         -  Здравствуй еще раз, не пугайся, нигде ничего не горит. Я к тебе по личному вопросу…. Можно?
         -    Конечно...
         Матвей, пропустил девушку внутрь кабинета и как истинный джентльмен предложил ей присаживаться, указав кивком головы на кресло за столом. Но креслу Ирэн предпочла подоконник, предварительно проведя по нему ладошкой на предмет частоты, переживая за свои небесно голубые джинсы, идеально сидевшие на ней и бывшие наверняка из новой коллекции какого-нибудь знаменитого дизайнера.
          -   А у тебя тут уютненько! И место много. Мы с Анастасией, в нашей конуре кое-как вдвоем помещаемся, а у тебя так просто аэродром!
          Ирочке, как и всем женщинам, было свойственно преувеличивать. Матвей вряд ли назвал бы свой кабинет уютным и уж ни как не огромным - скорее пустым. Из мебели у него имелся только письменный стол, пара кресел и вешалка, стоявшая в углу за дверью. Но в принципе,  его это вполне устраивало.
         -  Не возражаешь, если я закурю?  - Ирочка вопросительно посмотрела на него своими большими карими глазами и, не дожидаясь ответа, закурила.
         Матвею ничего не оставалось делать, как поближе подвинуть вентилятор и пошире открыть створки окна. Пепельницы у него не было, за то на противоположной от окна стене,  висела ярко красная табличка, с надписью «НЕ КУРИТЬ!». Ниже, на тот случай, если вдруг кто-то из посетителей,  не умеет читать, висел плакат, с нарисованной на нем перечеркнутой крест-накрест дымящейся сигаретой.
         Все это не произвело на гостью ни малейшего впечатления. Ирэн сидела на подоконнике, закинув ногу на ногу, и с наслаждением делала одну затяжку за другой, изящно выпуская сигаретный дым. Легкий ветерок развивал ее шикарные и черные как смоль волосы и окажись у Матвея с собой под рукой фотоаппарат, он бы не упустил шанса сделать пару снимков в рекламных целях. Кому-нибудь из табачные магнатов, обязательно пришлось бы по душе такое фото, а Ирэн могла бы заработать на нем  кругленькую сумму.
         В ее грациозных  движениях, взгляде и выражении лица чувствовалась такая уверенность в себе, свобода и независимость, что сам собой напрашивался вывод -  вот оно решение всех проблем. Стоит только закурить, и любая неудачница  в миг превратиться, в счастливую, обеспеченную фотомодель. Матвей даже успел придумать два варианта слогана:  «L&M. Жизнь удалась!», и «Marlboro. Ты на вершине!».
         Но затем,  более будничная и прозаическая мысль пришла ему в  голову: если запрещающая надпись и плакат на стене не действуют, значит, придется придумывать агитацию поэффективние. Нельзя позволять  девочкам  курить на рабочих местах! Если Гадич узнает об этом, он ему  ни за что не простит.
         Развить эту мысль Матвей не успел. Ирэн выкинула окурок в окно и  повернулась к нему.
         -   Я всем нашим пообещала, что с сегодняшнего дня курить брошу. До обеда  еще кое-как продержалась, а потом чувствую - больше не могу. Работы выше крыши, а я никак не сосредоточусь, все мысли только об одном. Можно было конечно на улицу выбежать и там втихаря покурить,  но девчонки сразу бы догадались, в чем дело. А я такой человек - раз уж пообещала, то слово надо держать... Ты уж извини Матвей, что я тебя, то есть, твой рабочий кабинет,  в своих корыстных целях использую...
         -   Да ничего. Все нормально.
         -    Правда? Тогда можно я  еще разочек к тебе в течение дня забегу?
         -   Да забегай сколько угодно, хоть каждые полчаса! Я тут один с тоски уже не знаю чем заняться. Кроссворды надоели, журналы все перечитал….
          Матвей открыл верхний ящик стола и показал Ирэн внушительную стопку старых журналов и газет.
         -    Знакомая картина! – посочувствовала ему она. - Ты ведь в курсе, что нашу Анастэйшу, то есть Анастасию, в Москву отправили опыта набираться?
         -    В курсе. Ты ведь сама мне об этом сегодня утром говорила.
         -   Точно! А я и забыла. Ну, неважно...  Суть в том, что я тоже уже третьи сутки,  одна блин, работаю! Поболтать и то не с кем! Время тянется… Ты, когда со следующим обходом пойдешь - ко мне в последнюю очередь заходи. Подольше пообщаемся. Я тебе фотки прикольные с нашего последнего юбилея покажу. Гадич напился как сапожник, а что его племянница вытворяла…
          Изображая пьяную Оксану Беренгольц, Ирэн  из стороны в сторону замотала головой, смешно скосив глаза и высунув язык. Матвей рассмеялся.
        - Хорошо, договорились.
        Его не надо было долго уговаривать. Ему и самому было очень интересно посмотреть на пьяного в дрова Гадича, ну и безусловно подольше пообщаться с Ирэн.
        -  Супер! – звонко ответила она,  и спрыгнула с подоконника. – Я рада, что мне тебя удалось развеселить. А то ходишь как зомби - ничего вокруг не замечаешь. Девчонки вчера из-за тебя даже поспорили. Половина  из них совершенно уверена, что у тебя на личном фронте проблемы, а другая, что ты по жизни такой  замороженный. Сколько дней у нас уже работаешь, а еще даже  не разу ни с кем поближе познакомиться не попытался. У нас тут до тебя  такой кадр работал, что все просто не знали, куда от его ухаживаний деваться. Пустили козла в огород!
         -    И что с ним стало?
         -   Как раз на следующие утро после того памятного юбилея,  этот «Казанова» нашему Гадичу под горячую руку попался. Он, видите ли, во время рабочего дня, решил втихаря, домой, на часок смотаться. Вернулся, а в кабинете на столе, уже приказ об его увольнении лежит. Ты ведь знаешь, у Беренгольца с этим делом строго. Поэтому Матвей, мой тебе совет – лучше спокойно свой день отсиди, а потом делай что хочешь!
        -    Да я и так сижу….
         -  Вот и умничка! Я кстати в тебе не сомневалась. Ну так что... Откроешь секрет - рыцарь печального образа, что там у тебя за проблемы? Или ты и в правду, всегда такой хмурый….
         -     С девушкой я расстался…. Точнее она со мной.
         -     Давно?
         Матвей посмотрел на часы и тяжело вздохнул.
         - Если быть точным, то месяц, одиннадцать дней,  восемь часов и тридцать две минуты назад.
         -  С ума сойти! Вот это чувства! Меня бы кто-нибудь так любил! Она его бросила, а он - минуты считает! Вокруг баб красивых немерено, а он - ноль внимания! Надеюсь, тебя хоть суицидные мысли еще не посещали?
        Матвей отрицательно покачал головой и почувствовав на себе сканирующий взгляд Ирэн, решил, что хватит оправдываться, пора переходить  в «контрнаступление».
          -  Да не смотри  ты на меня как на ненормального! Ты, что сама никогда никого не любила? Или может, тебя никто никогда не бросал?
          Ирэн не растерялась и достойно отразила атаку Матвея:
          -   И любила, и бросали. Но вот что бы я, так, убивалась…. Никогда!!! Я тут стих один хороший знаю, правда там раньше пара слов матом было и мне пришлось их заменить, но общий смысл от этого не изменился.
           Ирэн глубоко вздохнула и глядя куда-то вдаль, с чувством прочитала:

 Ты ушел, любви не замечая,
  Я осталась горечь затая,
  Так пусть тебя полюбит лошадь злая,
   А не такое солнышко, как Я!!!

         -   Тебе понятно? Это они пусть вешаются, и локти себе кусают. Надо жить и радоваться! Или может у тебя, Матвей  две жизни?
         -   К сожалению, одна.  – Тяжело вздохнув, ответил,  так интересующейся  количеством его жизней девушке, Субботин. А про себя подумал: «Надо же, как ее зацепило…. Наверно в свое время в сто раз сильнее, чем я переживала, а теперь в качестве гуманитарной помощи советы  раздает  как с депрессией лучше бороться...».
        -  Ирэн, да ты успокойся. Все я отлично понимаю, не маленький - двадцать восемь уже. Просто ты не знаешь всех нюансов, да и  потом, времени еще слишком мало прошло…. Ну хочешь, еще одну сигарету выкури, а то ты так разволновалась, как будто это тебя, а не меня бросили….
         -    Да просто меня это бесит! Почему этот мир так  по дурацки устроен, что  хорошие люди всегда страдать должны?
         Ирэн пристально посмотрела на  Матвея и не дожидаясь ответа на свой философский вопрос, продолжила...
         -  Знаешь что бы я на твоем месте сделала...? Забыла ее! И чем быстрее, тем лучше! Умерла, так - умерла! А насчет сигареты спасибо, как-нибудь в другой раз, бежать надо….
         Сказав это, Ирочка заторопилась к выходу. Уже на пороге она обернулась, заговорчески подмигнула Матвею, и напомнила:
         -     Значит, как договорились... Мой кабинет  - в последнюю  очередь. Учти, я буду ждать. Должна же я узнать что там у тебя за нюансы...
         Она уже одной ногой переступила за порог, но видно еще что-то  вспомнила и во второй раз  обернулась.
        - Тьфу ты, черт! Самое главное забыла сказать, зачем приходила! Тут одна девушка в тебя влюблена по уши, только она очень у нас стеснительная и сама  тебе этого ни за что не скажет! Ну, я  и решила инициативу в свои руки взять, так сказать, помочь товарищу по работе. В общем, это разговор не на пять минут, придешь, все узнаешь!
           Ирэн произнесла все это на одном дыхании и  скрылась по другую сторону  двери, оставив Матвея  в полном замешательстве.
         Субботин максимально придвинул  к себе  стоящий на столе вентилятор и закрыв глаза, подставил лицо под струю холодного воздуха.    «М-да…. Тяжело военно-морскому летчику на берегу!»

 

12 июня Среда

АНАТОЛИЙ ВОРОНОВ. ЛЮБИМОЕ ЗАНЯТИЕ –
СТРЕЛЬБА ПО ЖИВЫМ...

 

       Киллерами не становятся, киллерами рождаются. Именно так считал Анатолий Воронов, по прозвищу – Стрелок. В его послужном списке числилось уже  двенадцать удачно завершенных заказных убийств и ему казалось, что это довольно не плохой результат для двадцатипятилетнего парня.
         К «работе» своей он относился как к своеобразному виду спорта, и если бы за него давали медали - серебро ему было обеспечено. А вот насчет золота, это вряд ли, потому что были у него еще кое-какие недоработки…
         Например он мог промахнуться стреляя с большого расстояния  по движущейся мишени, поэтому старался не рисковать и по возможности выжидал, пока машина с обозначенным объектом сбавит скорость до минимума. Но даже в этом случае была высока вероятность промаха, так как водитель не зависимо от его желания в любую секунду мог изменить  траекторию своего движения.
         Еще он не любил работать с взрывчатыми веществами и холодным оружием. Нелюбовь эта объяснялась просто. В случае применения любой разновидности взрывчатки зачастую гибли посторонние люди, а для применения так называемого холодного оружия, необходимо было вступать в непосредственный контакт с  жертвой.
         И  такой печальный опыт у него имелся. Своего самого первого «клиента», Воронов убрал именно с помощью ножа и потом сильно пожалел об этом. Вид крови фонтаном брызнувший из горла жертвы, ее предсмертные судороги и ужас, отразившийся в мертвых зрачках, - все эти кошмарные воспоминания еще долго потом преследовали его, и он твердо решил для себя, больше никогда, ни при каких обстоятельствах, не браться за нож.
         К его услугам, человечество за время своего долгого существования изобрело огромное количество других более «гуманных» орудий убийства. И путем проб и ошибок, Стрелок, в конце концов, остановил свой выбор на винтовке с оптическим прицелом, особое предпочтение, отдав снайперской винтовке Драгунова, в искусстве владения которой, ему не было равных….
         С ее помощью процесс убийства становился до предела простым, а конечный результат идеальным. Стрелку оставалось только правильно выбрать позицию и просчитать наиболее безопасные пути отхода. А затем плавное нажатие спускового крючка, легкий откат в плечо  и пуля с начальной скоростью 830 метров в секунду устремляется вперед, несся с собой  мгновенную смерть человеку, находящемуся от него на расстоянии до четырех километров.
         Жизнь представлялась Воронову подобием компьютерных игр, в которые он так любил играть в свободное от «работы» время. Ему даже казалось, что с каждой удачно проведенной операцией он становиться более могущественным и неуязвимым, забирая энергию «проигравших» и усиливая, таким образом, свое защитное поле. Деньги, причитающиеся за проделанную работу, не сильно интересовали его. Стрелка занимал сам процесс.
         И вот сегодня, это знакомое,  сладостное чувство ожидания предстоящей охоты, вновь переполняло его. После долгого и мучительного безделья наконец-то обозначилась новая жертва.
         Вчера утром, совершая ежедневную пятикилометровую пробежку, он обнаружил в условленном месте, конверт с фотографиями и адресами двух новых «мишеней». Нужно отдать должное заказчику, с ним всегда приятно было иметь дело. В конверте помимо подробных инструкций и фотографий, обнаружился аванс, а награда за предстоящую работу предлагалась вдвое выше положенного.  Но имелась одна странность…. Стрелку предоставлялась свобода выбора. Убрать предстояло только кого-то одного. Причем не важно кого из этих двоих. Это было что-то новенькое, таких заказов он еще никогда не выполнял и от этого его азарт распалился еще больше. Он уже гадал, кому из них посчастливиться умереть от его пули? Тому, кто на фотографии выглядел постарше, являясь обладателем импозантной седины и смахивая на купца из русских народных сказок, или этому рэперу, как про себя окрестил Воронов второго «кандидата» в покойники.
         Гадать оставалось не долго. Срок на выполнение поставленной задачи был отпущен пять дней.  Охота началась…

***

         Первый день, из отведенных ему пяти, Стрелок, действуя по отработанной схеме, решил посветить наблюдению за передвижениями своих «подопечных» и начал со слежки за Купцом.
         В 8.15 утра Купец, выехал на тонированном пятисотом «Мерине» из своего загородного особняка на Звездной (бывшая Первомайская), и направился по окружной к центру.
         Держа свое авто  на почтительном расстоянии от его машины, но и не теряя ее из вида, Стрелок двинулся следом, соблюдая все неписанные правила видения слежки.
         Купец ехал совершенно спокойно, не подозревая о наличии «хвоста» за собой.  По дороге никуда не заезжал, и уже в 8.40 подъехал к шестиэтажному административному зданию в центре города, носившему громкое название «СчастьегорскГлавСтрой».
         В этом здании, среди прочих арендовал помещение под офис -  Первый Паевой Инвестиционный Фонд Кузьминых. Об этом  извещала посетителей висящая справа от входа табличка, а Стрелку было известно, из полученных от заказчика инструкций.
         Купец припарковал свое авто на площадке примыкающей к «СС» (так Счастьегорцы сокращенно называли между собой этого административного «монстра»),  не спеша, поднялся по лестнице ведущей к парадному входу, и скрылся за его дверями.
         Воронов, выждав некоторое время, последовал его примеру и въехал на эту же стоянку, но только машину поставил чуть ближе к дороге. Далее, покинув свое авто, и стараясь не привлекать внимание окружающих, он обошел здание «СС» по периметру, проведя обследование на предмет обнаружения пожарных лестниц, запасных входов и аварийных выходов.
         Закончив осмотр, он спрятался в тени под козырьком расположенной неподалеку автобусной остановки, откуда хорошо просматривался вход в «СчастьегорскГлавСтрой» и, делая вид что, ожидает «маршрутку»,  стал терпеливо ждать появления второго «клиента».
         Возможно, тот уже находиться внутри здания, но Воронов был твердо уверен, что это не так. В силу своей исключительности, он обладал даром предвидения, и его предсказания сбывались на удивление часто.
         Сбылись они и сегодня. Рэпер явно опаздывал, и его черная «Ауди», модели А6, нарисовалась только в половине десятого. Стрелок едва успел мысленно сопоставить лицо человека вышедшего из машины с имеющейся у него фотографией, как тот уже поздоровавшись с дежурившим на входе охранником, исчез из его поля зрения….
         От заказчика Воронов  знал, что оба «клиента» являются хозяевами этого, на первый взгляд ничем не выдающегося  ПИФа, не имеющего даже собственного приличного офиса и вынужденного арендовать его в «СС».   И такое положение вещей совершенно не удивляло его.  Это в газетах  пишут большей частью только о громких заказных убийствах. Политики, банкиры, журналисты…. На самом же деле, ему ни раз доводилось получать заказы на самых обыкновенных, и на первый взгляд, ничем не примечательных людей.  Правда, гонорары соответственно были намного ниже, но зато и заморочек с выполнением этих заказов было гораздо меньше. А уж, какую выгоду из этих убийств извлекал для себя заказчик, его абсолютно не интересовало. Людям его «профессии» не свойственно задаваться подобными вопросами, можно потерять не только «работу» но и голову.  А то, что фонд Кузьминых оказался таким невзрачным,  играло ему только на руку….
         Насколько Стрелку было известно, на входе в здание «СС» сидел один единственный охранник, который больше смахивал на гида-экскурсовода, чем на реального секьюрити. Вместо охраны, он занимался тем, что раздавал бесконечные объяснения  попавшим внутрь первый раз посетителям, на каком этаже и в каком кабинете, расположилась та или иная, интересующая их фирма. Это заметно облегчало поставленную перед ним задачу и давало возможность беспрепятственного отхода по завершении операции, в случае если он вдруг решит действовать внутри помещения. 
         Но это был один из запасных вариантов. В первую очередь, подыскивая удачную огневую позицию,  Стрелок всегда осматривал  крыши и чердаки стоящих в окружении зданий…   


 
***

         К концу дня такое место нашлось.  Типичный блочный девятиэтажный жилой дом, состоявший из пяти подъездов, с крыши которого автостоянка, примыкающая к «СчастьегорскГлавСтрою», была видна как на ладони. Правда, люк, ведущий на крышу, оказался открытым только в одном из пяти подъездов, но это не пугало Стрелка.  В остальных подъездах люки были заперты на обыкновенные висячие замки китайского производства, которые открывались без труда. Его больше волновало другое.
         На крыше, кроме общих телевизионных антенн, не было ничего, что могло бы послужить  укрытием, в случае появления на ней посторонних.
         Если он окончательно выберет это место, ему нужно будет что-нибудь придумать, что бы подстраховать себя от случайных свидетелей. Но прежде чем ломать голову над этой проблемой, надо рассмотреть все оставшиеся возможные варианты. Он еще не был «в гостях» у Рэпера и надеялся, что может  возле его дома,  найдется более выгодная и безопасная позиция.
         Возможность проведения акции у особняка Купца он отбросил сразу же. На улице Звездной жили исключительно местные «сливки общества», все дома находились под охраной и в случае чего уйти будет практически не возможно, его просто-напросто прихлопнут там как мышь в мышеловке.
         Обо всем этом Стрелок размышлял сидя в своей машине и ожидая появления Купца или Рэпера. Их «Мерседес» и «Ауди» все еще находились на стоянке, что говорило о том, что их хозяева еще не выходили из здания. Тем временем, рабочий день уже давно закончился, и часы на приборной панели его машины, показывали 20.00.
         Они появились одновременно. Седой, чуть полноватый и надутый как индюк Купец и  молодой, беззаботно смеющийся Рэпер.  Попрощавшись с охранником и продолжая о чем-то увлеченно беседовать между собой, не замечая, что за ними ведется  наблюдение, парочка направилась к своим авто. 
         Купец уехал первым, но сегодня он больше не интересовал Стрелка и тот остался ждать, когда со стоянки выедет Рэпер, что бы пропустив его вперед, последовать за ним. Но тут произошло не предвиденное. Черная «Ауди» тронулась со своего места, выехала из соседнего ряда и проезжая мимо машины Стрелка остановилась так близко, что ему достаточно было протянуть руку, чтобы дотронутся до ее задних габаритных огней.
         Оглянувшись назад, Воронову стала понятна причина непреднамеренной остановки Рэпера. К его «Аудюхе» со всех ног спешила, размахивая в руке каким-то конвертом, молодая симпатичная девушка. До него даже донесся  ее приятный голос:
         - Константин Александрович! Подождите! Вы билеты забыли!!!
         Константин Александрович, которого Стрелок окрестил Рэпером, не стал дожидаться пока девушку, которая, по всей видимости, была его секретаршей, от столь быстрого бега хватит сердечный приступ и выйдя из машины, крикнул ей в ответ:
         - Леночка, не спешите так, я жду вас!
         Однако Леночка, не послушав совета своего начальника, не сбавляя темпа, добежала до Константина Александровича, вручила ему конверт и только тогда, остановилась, что бы отдышаться и перевести дыхание….
         - Уф, а я уж думала, не догоню! Сегодня  день какой-то проклятый! –  чуть не плача произнесла она.  -  Сначала стол лаком залила, потом забыла вам билеты отдать...
         -  Ленусик, солнышко, ты  себя совсем не жалеешь, нельзя так все близко к сердцу воспринимать. Бери пример с меня, - приобняв за плечи   стал успокаивать ее, Константин Александрович, - Я стараюсь негатива  вообще не замечать - здоровье дороже! Поверь мне, нервные клетки очень долго восстанавливаются, в этом я на собственном опыте убедился, так что быстренько успокойся и приведи себя в порядок. На вот, держи -  и он протянул ей клетчатый носовой платок.
          Леночка взяла платок, пару раз шмыгнула в него носиком, и вроде бы упокоившись, перестала всхлипывать.
         - Ну, вот так-то лучше! На счет стола я тебе обещаю, вернемся через неделю из Москвы, заменим. Да сделаем это так, что брат даже ни о чем и не узнает. Не зачем его лишний раз по пустякам беспокоить, у него и так реальных проблем хватает.  А  на счет билетов ты вообще зря переживала. Мы их и не собирались забирать.  Рейс на Москву, если мне память не изменяет только в  17.30,  и мы с Пашкой планировали завтра еще поработать до обеда и кое-какие дела разрулить. Зачем полдня впустую терять.  Так что билеты пусть пока у тебя  полежат. Мало ли что измениться... Ну, как, успокоил я тебя?
          - Ой, Костик…, то есть я хотела сказать, Константин Александрович, у вас прямо таки талант, девушек успокаивать. Даже и не знаю, как вам свою благодарность выразить….
          - Ладно, Леночка об этом мы с тобой потом вместе подумаем. А сейчас беги назад, а то Гриша вот-вот двери на замок закроет, придется тебе без кофточки и сумочки, домой топать. Извини солнышко, но мне  надо ехать, вещи собирать…. Времени в обрез!
          -   Ой, что вы, что вы, конечно, езжайте, - запричитала Леночка,  - завтра еще увидимся. Я тоже побегу, а то охрана и вправду уже двери закрывает….
         Ермакова помахала рукой вслед отъезжающему в красавице «Ауди» Константину Александровичу и быстрым шагам направилась к зданию «СчастьегорскГлавСтроя».
         Стрелок, оказавшись невольным свидетелем столь трогательной встречи начальника с подчиненной, остался сидеть в своей машине, переваривая полученную информацию. Он уже передумал следить за Рэпером,  чей домашний адрес, ему и так был хорошо известен от заказчика.
        Судьба внесла свои непредвиденные изменения в его планы,  и Воронову нужно было время, чтобы  все продумать по-новому. Задача усложнялась, но от этого она становилось только  интереснее...

 

ТЫ ЗНАЕШЬ ЛОРА, ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!

 

       Прошли всего сутки с того вечера, как Ирэн «вправила» ему мозги, а Матвей уже чувствовал себя гораздо лучше и был полон положительной энергии и надежды на светлое будущие. Грустные мысли о Лоре, возможно ненадолго, но оставили его.  Эта миниатюрная, пышущая оптимизмом брюнетка, помогла ему снова ощутить себя  полноценным мужчиной и вернула, казалось навсегда потерянную жизнерадостность.  Душа поэта ожила, и требовала выхода положительных эмоций….
        Сегодня, 12 июня, Матвей пришел на работу с букетом красных роз и, совершая утренний обход, подарил всем «своим» дамам по цветку, намекая на то, что в День независимости России, каждый россиянин - должен испытывать радость.
         «Это ж надо так Родину любить!» - доносились восторженные женские голоса из всех отделов «Косметик Энерджи». Девочки определенно были в шоке.
         Но на этом Матвей не остановился и в обеденный перерыв, посетив  ближайший продуктовый магазин, приобрел там самый дорогой  торт и три бутылки «Советского полусладкого Шампанского». Все это он тайком принес в свой кабинет, из которого затем обзвонил всех работающих сегодня сотрудниц и попросил срочно зайти к нему, для того чтобы расписаться в журнале проведения инструктажа по технике пожарной безопасности.
        Не смотря на то, что кабинет Матвея был довольно просторным, после того как за последней из девочек закрылась дверь, свободного места в нем совсем не осталось. Дамы вплотную стояли вокруг стола, который он предварительно переставил на центр. Дождавшись, когда женский гул затихнет, Матвей попросил минутку внимания и, обращаясь ко всем собравшимся, двинул небольшую речь о том, как он  счастлив работать под одной крышей с такими очаровательными девушками, которые так к нему замечательно относятся, и о том, как он мечтает, стать полноправным членом их  дружного коллектива «Косметик Энерджи».
         Закончив свою пламенную и щедро усыпанную комплиментами речь, он выждал секундную паузу и театральным жестом сдернул, лежащую на столе  газету, открывая женским любопытным взглядам, огромный украшенный шоколадной глазурью, праздничный торт.  Затем, Матвей достал из под стола пакет с купленными только что пластмассовыми тарелками и стаканчиками, красиво расставил их на его лакированной поверхности, и восторженно произнес:
         -  Милые дамы!  Вы меня столько раз угощали разнообразными сладостями, что позвольте теперь мне вас угостить! Тысячу раз извиняюсь, за то что не сделал этого раньше. Обстоятельства сложились так, что  мне все это время было не до праздников. Спасибо Ирэн,  она, можно сказать, спасла меня, словно  светлая волшебница, заставив выйти  из сумрака! – Матвей нашел глазами Ирэн и прижав руку к сердцу, поклонился ей в знак благодарности.
         Все окружающие разом тут же уставились на Шохову, всем своим видом выражая полное недоумение по поводу того, почему она до сих пор молчала как партизанка и никому ничего не рассказывала про Матвея и его загадочные обстоятельства? 
         Ирэн была смущенна таким пристальным вниманием к своей персоне и в ответ на немые вопросы лишь неловко  пожимала плечами, дескать, она сама ничего не понимает….
         «Дурак я! Надо было ей потом, когда все разойдутся  спасибо, сказать. Ее ведь теперь бедную вопросами замучают…. И что это я там про сумрак наплел? Лукьяненко цитирую.… Тоже мне, Антон Городецкий нашелся! Пора закругляться, пока я еще каких-нибудь косяков не напорол….» - мысленно отчитал себя Матвей и «закруглился»:
         -   Ну, в общем, я хотел сказать вам всем спасибо, за то, что  вы ко мне  так хорошо относитесь! Не стесняйтесь, угощайтесь тортом, а я с вашего позволения,  пока «Шампанское» открою.
         Не смотря на приглашение Матвея, все так и остались, неподвижно стоять вокруг стола. Первой кто нарушила тишину и сдвинулась с места, была тайная воздыхательница Матвея – Женя Светлова.
          -    Матвейчик, ну ты даешь!   Честно говоря, я от тебя, такого не ожидала! С утра цветы, сейчас «Шампанское», вот тебе и «ботаник»….! - сказав это, она протиснулась между Аллой и Мариной и  поцеловала его в щеку.  Затем  всей грудью прижалась к нему  и  нежно прошептала:
          -      Ты просто чудо…. Всегда таким оставайся….
          Примеру главбухгши тут же последовали все оставшиеся  гостьи, и уже через минуту, Субботина нельзя было узнать. Лицо его пылало, а щеки украшали лепестки - красных, розовых и перламутровых поцелуев. Последней кто завершила эту  супер-эстафету, была Анастэйша. Она сегодня первый день вышла на работу, после того как вернулась из  командировки  и выглядела просто сногсшибательно. На ней был привезенный с собой из Москвы почти прозрачный, кремового цвета сарафан и золотистые, щедро усыпанные стразами, босоножки.
         -  Я конечно ничегошеньки не понимаю из того, что у вас здесь происходит, но мне все это жутко нравиться! Вот бы каждый день так на работе, цветами и шампанским встречали! – сказала она и подарила Матвею свой, ставший заключительным, поцелуй.
         -  Спасибо, девушки… – спустя несколько секунд, еле слышно произнес Матвей,  когда вновь обрел возможность разговаривать. Он понимал, что это прозвучало безумно тупо и нелепо, но ничего более подходящего для данного момента ему больше на ум не пришло. В его голове крутилась развеселая хмельная карусель и все умные и оригинальные мысли, если конечно они изначально там и были - вмиг испарились. Он стоял и блаженно улыбался, а вокруг него подобно ангельским птицам, порхали,  не переставая  щебетать о чем-то своем, восемь  прелестных чаровниц-красавиц.
          Матвей прикрыл на мгновенье глаза, что бы навсегда запечатлеть эту восхитительную  картину в своей памяти и даже мысленно дал ей название:   «Пожарный  в раю»
         Неизвестное полотно работы великого Леонардо да Винчи. Холст. Масло. Бесценна.
         И продолжая развивать эту тему, за те несколько секунд пока он находился в творческом «экстазе», Матвей успел мысленно снять полнометражный художественный фильм под названием «Код Матвея», от сюжета которого, наверняка,  у самого Дэна Брауна сорвало бы крышу.
        Очнулся он только тогда, когда кто-то из девочек попросил его подлить еще шампанского.
         Матвей на удивление быстро и профессионально открыл, как оказалось, уже последнюю, бутылку «Советского полусладкого» и разлил ее по стаканчикам.
         Тост вызвалась сказать – Алла Максимовна, как самая старшая и самая уважаемая из всех присутствующих здесь дам.
          -   Матвей! Ты знаешь, почему женщины постоянно уменьшают себе возраст….? Не ломай голову, я отвечу сама. Это потому, что они вычеркивают из своей жизни бесполезные годы, которые проходят без любви. Запомни это Матвей и постарайся сделать так, что бы в жизни твоей любимой женщины не было ни одного бесполезно прожитого дня. Одним словом за Любовь с большой буквы! – закончила тост Аллочка и подняла свой пластмассовый «бокал».
         «Какую актрису потерял Счастьегорский театр! - восхищенно подумал Матвей, - такие звезды, а работают на какого-то Гадича!».
         Стоило ему только вспомнить про Беренгольца, как он тут же дал знать о себе телефонным звонком.
         Кроме него звонить было больше некому, все остальные работники «Косметик Энерджи» в данный момент находились у Матвея в кабинете. Девочки моментально притихли, и он нехотя снял трубку.
         -   Алло, Субботин Матвей слушает...
         -  Это Генадий Аркадьевич, тебя беспокоит. Ты случайно не знаешь, куда это все наши бабы разом запропастились? В какой из отделов не позвоню, никто трубку не берет. Прямо полтергейст какой-то!
         «Мог бы для начала и поздороваться, - раздраженно подумал Матвей, -  и, причем тут полтергейст? Ну, абсолютно не в тему! Сам дебил и чувство юмора, такое же дебильное!»
         А Гадич все не унимался:
         -  Всех уволю к чертовой матери! Набрал дармоедок! Только и делают, что целыми днями ногти красят и калории подсчитывают - кто, сколько за день сожрал! Совсем уже с ума посходили со своими диетами! Завтра же…
         Что будет завтра, Гадич сказать не успел.  Нервы Матвея не выдержали,  и он решил, во что бы то ни стало, остановить этот, беспричинно оскорбительный, словесный понос:
          -    Генадий Аркадьевич, извините, что перебиваю, но право, зря вы так  переживаете. Все сотрудницы фирмы находятся в данный момент в моем кабинете, где я только что закончил проведение очередного ежемесячного инструктажа по технике пожарной безопасности. Вы уж пожалуйста на них не ругайтесь, это целиком моя вина, что я не поставил вас в известность о планируемом инструктаже. Но смею вас заверить, что такое больше никогда не повториться….
         -    Ну, Субботин, даже и не знаю, что тебе сказать…. Промычал в трубку, явно не ожидавший такого поворота событий Беренгольц.  А почему именно сегодня, двенадцатого, а не первого или, к примеру, пятнадцатого числа?
         -   Дело в том, что этот инструктаж проводиться, как я вам уже говорил, один раз в месяц. А первый раз я проводил его, как раз ровно месяц назад - двенадцатого мая, на следующий же день, как только вы меня на работу приняли. У меня ведь, все как положено - журнал ведется и  напротив каждой фамилии роспись стоит. Кстати, вы тоже Генадий Аркадьевич, потом обязательно зайдите, распишитесь.  
         -   Будет время, зайду.
         В голосе Гадича послышались металлические нотки,  и это не предвещало ничего хорошего.
         - На первый раз прощаю, но на будущие учти - что бы больше ни какой самодеятельности! Обо всех планируемых мероприятиях докладывать заранее. А сейчас пусть все чешут на свои рабочие места, а Оксане из «аналитического» скажи, чтоб  сначала ко мне зашла.
         И так же, не прощаясь, Беренгольц, повесил трубку.
         -    Грамотно ты его залечил!
        Анастэйша, выразила общее мнение всех, с нетерпением ожидающих конца этого неприятного разговора, девушек. А Ирэн по старой дружбе добавила:
         -  Учти, Матвей, этого старого хера, не так-то легко обмануть. Вот увидишь, он обязательно к тебе с проверкой нагрянет!
         -   Пусть проверяет, -  ничуть не испугавшись, ответил Матвей и достал из стола, давно уже приготовленный для этого случая журнал. - Вы только, пожалуйста, все здесь напротив своих фамилий распишитесь…
         -  Девчонки, в темпе  убираем все со стола, быстренько расписываемся где надо, и рассасываемся по кабинетам. А ты Матвей, включай вентилятор, открывай пошире окна, проветривай помещение! У этой сволочи, на алкоголь, нюх как у собаки!  – взяла на себя командование Ирэн.
         Кабинет Матвея в одно мгновенье превратился в улей. Девчонки все как одна, приняли активное участие в заметании следов прошедшего торжества и, расписавшись в журнале, пулей вылетали за дверь. Гадич мог нагрянуть с проверкой в любую секунду….
         - Да, чуть не забыл, Оксан, тебя Беренгольц лично просил к нему зайти, -  успел Матвей крикнуть уже направляющийся к двери племяннице Гадича.
         Все кто еще оставался в кабинете, тут же застыли и посмотрели на Оксану.
         -  Что вы на меня все так смотрите? Конечно же он меня будет спрашивать о том чем мы здесь с вами все это время занимались…. Но хотите верьте, а хотите нет,  я ему сейчас таких песен напою, что он завтра Матвею еще зарплату повысит, за добросовестное отношение к пожарному делу! Так что обо мне не беспокойтесь, главное, чтобы кто-нибудь другой не проболтался, - высказала свое, весьма неприятное предположение Оксана, и вышла из кабинета.
         Последней кто уходила, была Женя Светлова. Она почему-то долго не могла найти свою фамилию в журнале, потом заявила, что поможет Матвею протереть стол, а когда все ушли и они остались одни, присела на край стола, и сильно волнуясь, не глядя на Субботина, заговорила:
         -  Матвей, я тут в одном женском журнале прочитала, что в наше сумасшедшее время, когда все на этой земле перевернулось с ног на голову, отношения между мужчиной и женщиной тоже претерпели массу изменений. Например, сейчас все чаще первый шаг на пути к знакомству, делает женщина. И ничего в этом такого предосудительного нет. Наоборот, если  сидеть целыми днями и ждать, пока понравившейся тебе мужчина первый с тобой познакомиться, то так и состаришься в полном одиночестве! Время сейчас такое - двадцать первый век…. Ты понимаешь, о чем я хочу сказать?
          -  Ну, вроде, понимаю, -  на секунду замешкавшись, ответил Матвей. – Ты хочешь сказать, что типа мужики нынче пошли не те и из-за женщин уже давно никто не стреляется и подвигов не совершает. Да, что там подвиги, познакомиться и то толком не могут... И ты подумала, что я такой же, как о нас пишут в твоем женском журнале... – Матвей вопросительно посмотрел на Женю и, не дожидаясь ответа, продолжил... - Конечно же, я совершенно не согласен с такой постановкой вопроса и могу привести много веских и неоспоримых аргументов в свое оправдание, но боюсь что у нас с тобой Женечка,  на это сейчас нет времени. Вместо этого, я просто приглашаю тебя в пятницу вечером в кино. Тебе, какой жанр больше нравиться?
         -   Мне… Мне... Мелодрама, - растерянно ответила она.
         -  Значит, пойдем на мелодраму. Посмотрим в газетах, что там у нас сейчас в кинотеатрах идет, и ты выберешь понравившейся тебе фильм…. До пятницы еще время есть, успеем договориться.
         -      Хорошо, я согласна!
         -     Я рад,  и буду с нетерпением ждать нашей первой встречи.
         -     Ты хотел сказать первого свидания?
         -     Конечно... именно это я и хотел сказать.
         -   Я тоже буду с нетерпением ждать, - ослепительно улыбнувшись, сказала Женечка и выпорхнула из  кабинета.
        Праздник закончился. И, по мнению Матвея, очень даже удался. 


         
***

         Напрасно он с девочками переживал по поводу Гадича. До самого конца рабочего дня «генеральный» так и не появился. Видимо Оксана сдержала свое слово и рассказала ему «сказку» о том, как Субботин грамотно и профессионально провел инструктаж, обучая их борьбе с пожаром.
         Но Матвей особо по этому поводу и не переживал. Он навел в кабинете идеальную чистоту и порядок, и только запах  французских духов и дорогой косметики еще долго витал в воздухе, щекоча ему ноздри и напоминая о покинувших его восьми очаровательных посетительницах….
         Возвращаясь, домой после работы, Матвей буквально летел на крыльях, так ему было хорошо и спокойно на душе. А, уже дома поздно вечером, укладываясь спать, он не удержался, и отправил Лоре, совершенно не похожее  на все его предыдущие смс,  послание...

                                          Ты знаешь Лора -
                                         Жизнь прекрасна!
                                          Когда проходит
                                          Не напрасно,
                                          Когда есть цель,
                                          Когда всё ясно,
                                          Судьба уж над тобой -
                                          Не властна!

        Довольный собой и в отличном настроении, Матвей после этого часов до двенадцати проворочался на диване, пытаясь сочинить еще что-нибудь хорошее, но на ум, к сожалению, больше ничего так и не пришло...

13 Июня Четверг

В ЛЮБОЙ ПРОФЕССИИ ЕСТЬ СВОИ  МИНУСЫ

        Утро выдалось  холодным. По небу плыли серые хлопья облаков, навивая тоску и уныние.  Не надо было обладать даром предвиденья, чтобы предсказать –  дождь начнется с минуты на минуту. И Стрелок не стал дожидаться его начала, накинул на голову капюшон и посильнее застегнул молнию спортивной куртки.
         Он не на секунду не сводил глаз с автостоянки перед зданием «СчастьегорскГлавСтроя», наблюдая за ней через прицел своей оптической винтовки. По его расчетам ждать оставалось совсем не долго. «Ауди» Рэпера или «Мерседес» Купца вот-вот  должны были появиться в пределах досягаемости его СВД - шки. Стрелок был уверен в успешном исходе акции. Не смотря на плохую видимость и дальность прицела, шестое чувство, никогда ранее не подводившее его, подсказывало  – ты победишь и на этот раз.
         Сегодня утром, тщательно проанализировав сложившуюся ситуацию, он пришел к выводу, что стрелять все же придется с крыши девятиэтажки. Нельзя было допустить, чтобы «клиенты» улетели в Москву. Времени на поиски  более подходящего места, к сожалению, у него уже не было. Поэтому «работать» придется  с максимально отдаленного расстояния.
         А ведь еще вчера вечером,  все могло благополучно закончиться. Почти пять с половиной часов, до самой глубокой ночи, Воронов просидел в засаде, ожидая возвращения Рэпера домой. Из-за гаражей, за которыми он прятался,  нужный ему подъезд просматривался как на ладони, и огневая позиция была просто идеальной. Но все его приготовления оказались напрасными. Рэпер домой так и не вернулся.  По всей видимости,  вчерашнюю ночь он решил провести, выражаясь языком спортсменов, «где-то на выезде», и сам того не подозревая, спас себе жизнь. А если и сегодня утром, этот счастливчик опоздает на работу и приедет вторым, то можно смело сказать, что парень, родился в рубашке.
         Стрелку было глубоко наплевать в кого из этой парочки всаживать пулю, но надменная и холеная физиономия Купца ему не нравилась больше. Он откровенно  недолюбливал всех этих зажравшихся, самодовольных хозяев жизни. Ох..вших от собственной вседозволенности и легких денег.
        Лежа в состоянии полной боевой готовности  на холодной жестяной крыше жилого дома, Воронов отчетливо представлял себе  момент смерти именно Купца.
         С важным видом, выбравшись из своего навороченного «Мерседеса» господин генеральный директор, не спеша, понесет свое рыхлое тело, к заветной двери «СС». Одетый в безупречный и безумно дорогой костюм, барственной походкой, упиваясь своим превосходством над простыми смертными, он начнет свое восхождение по парадной лестнице.
         И Стрелок  даст ему возможность еще на пару лишних минут задержаться на этом свете, позволив добраться  до самой ее вершины. Но, дождавшись момента, когда охранник, услужливо распахнет перед его величеством - генеральным жирдяем дверь, он прервет это триумфальное шествие, спустив курок своей СВД - шки.
         Купец рухнет как подкошенный, испачкав своими разлетевшимися мозгами зеленую форму охранника, открытую стеклянную дверь  и  свой безумно дорогой, парадно выходной, костюм. А затем увлекаемый собственным огромным весом, как колобок, скатиться по ступенькам вниз на площадку у  основания лестницы,  оставляя на своем пути  кроваво-красный след.
         Охранник, конечно же, если он не дурак, не станет подставляться под пули и  тот час же нырнет внутрь здания, где займет оборону у телефона. Но работники Счастьегорского УБОПа и представители местной прокуратуры не скоро примчаться на вызов, об этом Воронову было доподлинно известно.  И тело генерального директора, еще долго будет лежать на площадке перед «СчастьегорскГлавСтроем», в луже собственной  крови, увеличивающейся прямо на глазах.
         Воронов так отчетливо представлял себе эту картину, что у него не осталось ни капли сомнений – жертвой станет именно Купец. И все пройдет как по маслу. Оставалось только ждать, ждать и ждать.
        Терпение было одной из основных составляющих его успеха. И Стрелок постоянно тренировал это качество в себе с помощью его любимых компьютерных игр. Он мог сутками на пролет кликать мышкой и долбить по клавиатуре, оттачивая мастерство прохождения нового сверхсложного уровня в  очередной суперзамороченой компьютерной игре. Какой бы трудной и длинной она не была, если уж он начинал в нее играть, Стрелок обязательно проходил  ее до конца. Он мог неделями не вылезать из-за компьютера, но в итоге всегда добивался желаемого результата. Его терпению могли  позавидовать многие.
        Вот и  сейчас, когда часы на его руке показывали уже десять, а ни одна из мишеней так до сих пор и не появилась, Воронов воспринял это совершенно спокойно.  «Никуда, они от меня  не денутся! Ни один, так другой обязательно приедет, билеты на самолет ведь в офисе…. А если вдруг, хотя этого просто быть не может, чутье меня обманывает, и они здесь сегодня не появятся,  значит, у них там что-то случилось, и вылет в Москву откладывается. Но меня это ничуть не огорчит. Хуже будет только Рэперу. Причем хуже это не то слово.  В этот раз я уж точно дождусь его…..».
         Рассуждая так Стрелок, не отрывая глаз от прицела, достал из кармана  шоколадный батончик, сорвал зубами обертку с нарисованным на ней верблюдом, и откусил от нее примерно треть. Реклама не врала, под слоем шоколада прятались целые залежи лесных орехов.
         Воронов всегда брал с собой на дело один – другой батончик «Пикника». Никогда нельзя было предугадать, сколько точно времени тебе придется торчать в засаде, пока не появиться жертва. Как-то раз, три года назад, выслеживая одного банкира возле дома его любовницы, Стрелку пришлось просидеть на чердаке соседнего дома безвылазно почти двое суток!  Хотя по имеющимся у него сведениям, банкир должен был прибыть самое позднее  - через час. С тех пор, батончик «Пикника» стал таким же неизменным атрибутом Стрелка, как прибор ночного виденья и МР3-тий плеер.
         Покончив с трапезой, он снова взглянул на часы, они показывали: 10.15.
         Утренняя городская жизнь внизу, текла своим чередом. Десятки машин безостановочно то подъезжали, то отъезжали от здания «СС», но нужных ему «Мерседеса» или «Ауди» среди них не было. 
         Воронов давно уже без проблем вычислил окна, принадлежащие рабочему кабинету Кузьминых, и знал со стопроцентной уверенностью, что ни Рэпер, ни Купец в нем еще не появлялись. В соседних с кабинетом  окнах тоже особого движения не наблюдалось. Кроме скучающей и чем-то озабоченной секретарши, двух ожидающих в приемной посетителей и совсем юного не то менеджера, не то дилера, впрочем, какая разница как этих мальчиков на побегушках называть, в офисе больше никого не было.
         Тем временем пошел предсказанный еще два часа назад Стрелком дождь, и по всему было видно, что зарядил он надолго. Небо заволокло серой пеленой, а ветер продолжал усиливаться.
        Стрелок лишь плотнее натянул на голову капюшон, но ни на миллиметр не сдвинулся с места, продолжая  вести наблюдение за стоянкой. Мысленно подбадривая себя -  «В любой профессии есть свои минусы, но лучше я буду всю оставшуюся жизнь лежать под дождем и снегом на крышах в ожидании очередного клиента, чем  стану лизать зад какому-нибудь барыге типа Купца, как этот, суетящийся в окне  напротив недоделанный дилер».
         Все в этой жизни относительно. И недоделанный дилер,  которого, кстати, звали Вадимом Кудрявцевым,  в этот самый момент, глядя  в окно, за которым все усиливался дождь, как ни странно тоже думал о Стрелке. Нет, конечно, ни о нем конкретно, а вообще обо всех людях работающих в такую мерзкую погоду на улице. И чем больше он их жалел, тем сильнее становилась его радость по поводу того, что, как поет Шнур – «Ему повезло, он не такой как все, он работает в о-фи-се…».
         Рассуждал Вадик примерно следующим образом:
         «Супер! Кому скажи, не поверят. Полторы штуки в месяц и не хрена же  не делаю. Вот это работа! Вчера еще хоть какая-то движуха была, а сегодня реально - болото. Оба брата разом куда-то запропастились, а Ленка еще чего-то переживает. Нет начальства, да и черт с ним! Лучше бы кофейку поставила. Сидит клиентов прибалтывает, что бы ни разбежались, дескать, Павел Александрович и Константин Александрович с минуты на минуту будут…. А чего их уговаривать? Если им надо, они и так дождутся. Вот мне бы, чем таким заняться, что бы время до обеда скоротать?  Знал бы, что сегодня такое «веселое» утро будет, по дороге «Maxim» купил, как раз свежий номер вышел. Там эта на обложке, как ее…. Ну, блонд такая грудастая, она еще в кино снималась…. ». Но как Вадик сильно не напрягал свои мозги, вспомнить имя роскошной блондинки с обложки «Maxim» он так и не смог.
         Воронов и Кудрявцев находились по разные стороны символических баррикад, но сегодня они оба зависели от Кузьминых. Только зависимость эта была противоположной. Вадик хотел, чтобы братья как можно дольше вообще не появлялось на работе, а Стрелок наоборот, промок до нитки и  уже заколебался ждать их появления.
         От Кузьмы старшего и Кузьмы младшего находилась в непосредственной зависимости так же и их секретарша Леночка, но в отличие от менеджера Кудрявцева, она ни на шутку переживала за Константина и Павла Александровича. Ни один из их мобильных и домашних телефонов не отвечал на ее настойчивые звонки.
         Что бы хоть как-то отвлечься и успокоиться, она достала из сумочки косметичку и занялась инвентаризацией ее содержимого. Часы над дверью в приемной показывали: 11.10.

 

БЫВАЕТ ТАК, ЧТО САМ СЕБЕ ЗАВИДУЕШЬ
     


         Матвей проснулся за десять минут до звонка будильника, но спать уже не хотелось, и он бодро вскочил с кровати. Отдернул шторы, открыл окно и выглянул на улицу. День обещал быть пасмурным и дождливым, но это его ничуть не беспокоило, а даже наоборот радовало. Невыносимое пекло, которое продолжалось весь июнь,  наконец-то закончилась. Природа решила дать людям несколько дней передышки.
         «Мы не знали друг друга, до этого лета, мы болтались по свету в земле и воде…..» - запел он, стараясь подрожать голосу Саши Васильева, и отправился в ванную приводить себя в порядок. Настроение было превосходным, а самочувствие исключительным.
         Матвею даже пришла в голову совершенно сумасшедшая мысль, которая посещала его, от силы два, максимум три раза, за всю жизнь.
         «Может для начала – отжаться, а потом выбежать во двор? Повисеть там, на турнике или легкой трусцой по периметру детской площадки….».
         Но эта прекрасная мысль продержалась в его голове не долго, и уже через минуту  он красиво, «отмазал» сам себя, от утренних занятий спортом.
        «Идея, конечно не плоха, но, к сожалению, времени для ее осуществления у меня нет. Надо еще завтрак сготовить, мусор вынести и кровать заправить….. Начну с завтрашнего дня. Встану  на полчаса раньше и сразу во двор!».
         Довольный таким быстрым и главное правильным решением, он вышел из ванной и отправился священнодействовать на кухню. Пятнадцать минут  приготовлений и  ритуальный завтрак, в виде  жареной яичницы с копченой колбасой, и двумя ломтиками черного хлеба с маслом, был готов.
         «Я наяву вижу то, что многим даже не снилось, не являлось под кайфом, не стучалось в стекло….» - пропел Матвей, усаживаясь за стол и принимаясь за завтрак. Большая фарфоровая кружка, привезенная им из Голландии, налитая до краев черным ароматным  чаем, уже остывала на подоконнике, а пирожки с капустой купленные вчера в кулинарии, подогревались в микроволновке.
         Закончив с трапезой, он встал из-за стола, помыл грязную посуду (время еще позволяло) и, убрав блюдечко со сливочным маслом в холодильник, вышел из кухни в коридор. Пять минут на сборы и одевание, одна минута перед зеркалом (Матвей остался очень доволен своим внешним видом) и он был готов для того, что бы отправиться на свою первую в жизни действительно любимую работу. Уже выходя из подъезда, он поймал себя на мысли, что  забыл закрыть окна в комнате, все-таки первый этаж. Но решил не возвращаться, резонно заметив, что даже если залезут, брать у него все равно нечего. И он зашагал прочь от дома по направлению к остановке.
         «Мое сердце остановилось, Мое сердце замерло!».

 

***

         Первой кого он встретил на пороге  «Косметик Энерджи», была Анастэйша.
         -    Привет нашим доблестным пожарникам! - сказала она, обаятельно улыбаясь.
         -  Салют  нашим очаровательным маркетологам! -  комплиментом на комплимент, ответил  ей Матвей.
         -    Ты, как сегодня, опять нас чем-нибудь удивишь?  Так хочется праздника!
         -     Ну, не знаю. Надо подумать.
         -    Да, ладно, я пошутила. Просто ты вчера все так классно придумал! Мы с девчонками, давно уже все вместе не собирались. Надо будет обязательно повторить.
          -  Конечно, повторим. Можно  через недельку, другую, еще один внеочередной инструктаж придумать. Только надо будет Гадича заранее предупредить, чтобы он лишний раз не паниковал.
          -     Идея замечательная, но больно ждать долго…. А праздника сегодня хочется. Жизнь, ведь Матвей, она так коротка! – с сожалением вздохнув, сказала  Анастэйша и театрально закатила глаза.
          -   Ну, можно конечно и раньше чего-нибудь замутить. Например, я могу пожарную тревогу объявить, и мы все дружно свалим из кабинетов! Но ведь тогда Гадича,  придется тоже эвакуировать….
          Матвей призадумался и замолчал. Разговор продолжила Анастэйша.
         -     А если только нам с тобой, вдвоем, завтра после работы куда-нибудь сходить? Что ты на это скажешь?
         -      Завтра? Завтра я, к сожалению, не могу.
         Субботин вспомнил, что на завтрашний вечер у него уже запланирован поход в кино вместе с Женечкой Светловой.
         -     Ну, давай тогда в субботу вечером? Так даже лучше будет.
         -    Хорошо, - неожиданно для самого себя, с радостью согласился Матвей.  –  Только, сразу честно признаюсь,  я  наши дискотеки не очень люблю. Не могу я танцевать под «Чую, чую, я кочую….». Это просто ужас какой-то! А у нас без этой песни ни одна дискотека не обходиться. Хотя этому «хиту» уже лет десять не меньше. Или эта новенькая, как ее – «Дайнеко». Музыка в принципе прикольная. Но если в слова вслушаться, бред полнейший! Как можно вообще такое сочинить – «И кто-то не такой  родной, мне бросит в кружку рафинад. Когда забудешь ты меня, никто не будет виноват»? Конечно, никто виноват не будет. Потому что, самой себе надо сахар в чай накладывать! Я например так уже двадцать восемь лет делаю и ничего.
          -     Да…… Тяжелый случай, - вклинилась в затянувшийся монолог Матвея, Анастэйша. – Да кто же на дискотеках, к словам прислушивается? Туда люди специально ходят, для того, что бы  расслабиться и ни о чем не думать. Просто наслаждайся  музыкой и танцуй. Если хочешь знать, то я от нашей попсы тоже не в восторге. Особенно от этих новеньких.  Слышал группу «Чили»? В начале я на сто процентов уверенна была, что это парень поет, а потом когда клип увидела – обалдела. До сих пор не пойму кто это – девушка с мужским голосом, или мужик такой женственный?
         -  Честно говоря, не знаю. Ничего об этой группе не слышал. Мне из наших новых исполнительниц, больше Мара нравиться. Но под нее не потанцуешь. 
         -   А я, больше всех Сурганову люблю. Два раза у нее на концерте была. Особенно мне ее одна  песня последняя, понравилась, - сказала Анастэйша и вполголоса запела: 
   Я теряю тебя в этой мутной толпе.
    Я теряю тебя по крупицам, по клеткам.
    С каждым мигом, пронесшимся на высоте,
    Теплота уступает паутинам и сеткам.
    Я теряю тебя мне тебя не найти.
     Я теряю тебя постепенно, построчно.
      По-простому, как Золушка без десяти,
      И по-сложному, как фортепьяно настройщик...
         -    А дальше, я забыла. Но там тоже все очень трогательно и музыка такая красивая.
         -  Супер! Мне очень понравилось. А может вместо дискотеки, на  концерт сходим? В «ДКМКа» каждые выходные кто-нибудь выступает.
         -   Ой, Матвей, я на все согласна. Ты мужчина – тебе и решать.
         -  Договорились, пусть это будет для тебя сюрпризом. Слушай, Настя, а мы с тобой на свои рабочие места не опоздаем? Я не за себя, а за тебя переживаю. Стоим тут под дверьми уже минут пятнадцать, душевно разговариваем, а вдруг там Гадич, тебя уже обыскался?
         -   Не волнуйтесь, товарищ пожарный инспектор! Все под контролем. Гадич еще сам на работу не приходил. Чего-то он сегодня опаздывает.
         И только Анастэйша пронесла эти слава, как на горизонте показалась сутулая фигура «генерального». Матвей и Настя не сговариваясь тут же нырнули в парадную  «Косметик Энерджи»,  а оттуда заспешили  по  своим кабинетам.  Рабочий день начался.

***

         Закончив первый утренний обход, Субботин решил не расслабляться и не стал возвращаться в свой рабочий кабинет, а  набрав в туалете ведро горячей воды и взяв тряпку пошел бродить по коридорам «Косметик» в поисках обезображенных рекламными наклейками огнетушителей.  В голове его продолжал крутиться мотивчик «Сплинов», а состояние было близким к эйфории. Он просто - сам себе завидовал! Подумать только, две таких роскошных девушки взяли и назначали ему свидание! Жизнь неслась в лучшую сторону семимильными шагами.
         Но если быть до конца откровенным, больше всех из работающих в «Косметик» дам, ему понравилась Ирэн. После того памятного разговора в его кабинете, Матвей проникся к ней глубокой симпатией и уважением. Он, можно сказать, почувствовал в ней родственную душу.  С ней ему было легко и спокойно.
         Но, раз уж он пообещал Жене и Насте развлечь их на выходные, то обещание надо выполнять. Для себя Матвей уже решил, что это будут просто две совместные, увеселительные прогулки, и ничего больше. А потом, на следующей  неделе, он наберется смелости и обязательно пригласит на свидание Ирэн. Только бы она ему не ответила отказом. Ведь не исключено, что у нее уже кто-нибудь есть...
         «Пустили козла в огород!», - сам с себя прикололся Матвей. «В таком коллективе работать, та еще задачка….».
         Развить эту мысль до конца, Субботину помешал звонок мобильного телефона.
          -   Алло, Матвей? – раздался в трубке не знакомый женский голос.
          -    Да это я.
          -  Матвей, вы меня не знаете. Зовут меня Надя. Я приехал из Москвы и мне очень срочно надо с вами встретиться. Это возможно?
          -   В принципе, возможно, - ответил Матвей, а про себя подумал - «Какая еще Надя? Они, что специально все сговорились?».
          -    Тогда давайте часиков в восемь где-нибудь пересечемся. В вашем городе есть тихое местечко, где бы мы могли спокойно поговорить?
          -   Арт-кафе «Paper Moon». Это в центре, в двух шагах от площади. Там никогда, никого, не бывает. С художниками и писателями  в нашем городе напряг.
          -  Хорошо, пусть будет по-вашему. Вы тогда столик займите, а я минут на десять задержусь, и потом к вам подсяду. У меня есть ваша фотография, так что визуально я с вами уже знакома.
         -     Надежда, ну вы меня прямо заинтриговали. Буду ждать с нетерпением.
         -  Ловлю на слове. Только не подведите. Я ведь к вам специально из Москвы приехала….. Обещаю, разговор получиться очень интересный и обоюдополезный. Ну, так что, до встречи?
         -      До встречи, - попрощался Матвей и повесил трубку.
         «Господи, слова то какие заумные – визуально, обоюдополезно. У них там что, в Москве, все девушки так разговаривают?».
         Субботин повесил назад, снятый только что с креплений огнетушитель и решил отложить влажную уборку до лучших времен. После загадочного звонка, желание работать напрочь отпало, и он поспешил вернуться к себе в кабинет.  
         «Да….. Дела разворачиваются! Такими темпами, мне скоро придется ежедневник заводить, что бы в назначенных встречах не запутаться. Откуда только эта  Надя взялась и что ей вообще от меня нужно?».
         Матвея, охватили смутные предчувствия, что встреча с таинственной незнакомкой не принесет ему ничего хорошего. Но, от данного пять минут назад слова, он уже отказаться, не мог. Оставалось только одно – смиренно дожидаться вечера.
         

ANATOLIY VORONOV. GAME OVER

         Часы на руке Стрелка  показывали 17.00. По идее, в данную минуту Купец и Рэпер должны были уже  проходить регистрацию в местном аэропорту на рейс «Счастьегорск – Москва». Но билеты на этот самолет по-прежнему оставались лежать не востребованными на столике у их   секретарши.   Воронов    не однократно  наблюдал  сквозь  оптику своей винтовки, как она лихорадочно перекладывала эти билеты с места на место и, судя по выражению ее лица и поведению, не трудно было догадаться, как сильно переживает девушка, находясь в полном недоумении, куда могли пропасть одновременно, оба ее босса. В не меньшем недоумении находился и сам Стрелок. Получалось, что он впустую пролежал на крыше девятиэтажки под проливным дождем, около десяти часов!
          «Fuck!!!», - на иностранный манер грязно выругался Стрелок и тут же осадил себя.  «Спокойствие, главное спокойствие. Если они передумали лететь и еще в городе, я их все равно, рано или поздно достану. Сейчас нужно срочно связаться с заказчиком, пусть пробивает по своим каналам, куда исчезли «клиенты». В его интересах найти их как можно быстрей».
         Воронов сделал пару приседаний, размял затекшие конечности, и принялся аккуратно укладывать не пригодившуюся СВД-шку в чехол. Именно такими чехлами пользуются настоящие фанаты рыбной ловли для переноски своих удочек. Под одного из таких профи и косил Стрелок. Весь его внешний вид говорил том, что он заядлый рыболов: за плечами болтался походный рюкзак, сапоги (которые он извлек из этого рюкзака и надел вместо кроссовок) были испачканы грязью, а из темно-зеленого брезентового  чехла внутри которого покоилась любимая оптическая винтовка и который он сжимал в правой руке - торчал кончик телескопической удочки. Этот основной, завершающий штрих, делал его маскировку безупречной.
         Окинув последний раз не вооруженным взглядом площадку для парковки машин у здания «СС» и убедившись, что чуда не произошло, он развернулся и направился к едва выступающему из крыши периметру лаза.
         Подняв закрывающую его крышку, он встал на колени, заглянул внутрь, огляделся по сторонам и прислушался. Результат удовлетворил его - дверь в лифтерскую все так же была плотно закрыта, а на ближайших к нему этажах, царила абсолютная тишина. Стрелок осторожно начал спускаться  по лестнице, которая своим основанием упиралась в лифтерскую площадку.
         «После того как свяжусь с заказчиком, сразу к дому Рэпера, вдруг он сейчас там?», - спустившись только на пару ступенек, уже начал строить планы Стрелок. Он не любил тратить времени попусту, и голова его начинала работать сразу же, как только появлялась очередная задача.
        «Если это так, даже ждать не буду, когда он на улицу выйдет, сниму его через окно.  Квартирка хорошая, все окна как на ладони. А можно будет еще….».
         Но Стрелок не успел закончить свою мысль. Точнее ему не дали ее закончить. Хотя до «земли» оставалось чуть больше полутора метров, шестая по счету ступенька, оказалась для него последней.                            
        Кто-то невидимый, с такой не человеческой силой дернул Воронова за обе ноги вниз, что он отцепил пальцы рук и рухнул, сильно стукнувшись головой об  цементный пол.
         Подняться он уже не смог, хотя и предпринял такую попытку. Все тот же невидимый, мощным ударом в затылок грамотно вырубил его.  Стрелок тут же потерял сознание, даже не успев сказать свое любимое – «Fuck!».
        Сильные руки перевернули его на спину, и начали шарить у него по карманам.

***

         -  Чего стоишь? Помоги мне его поднять! – распорядился Саша Москвич выглянувшему из-за двери в лифтерскую парню, и кивком головы указал на распростертое на цементном полу, тело Стрелка.
          -     Нет, Москвич! Мы так не договаривались! – ошалело, пятясь назад, произнес тот.
          -   Бл.дь! А как мы договаривались? Ты будешь стоять, и смотреть, как я здесь в одиночку надрываюсь? Нет, дорогой мой, тут ты х.й угадал. Давай помогай, если не хочешь, что бы нас  здесь застукали.
          После этих слов, видимо осознав всю их правоту, напарник Москвича, полностью вылез из своего укрытия и покорно склонился над бездыханным телом киллера. Обхватив Стрелка за плечи, он помог Москвичу поднять его на ноги и прислонить спиной к лестнице.
         -    Держи его, чтоб не еб…ся! А я наверх полез, буду за руки тянуть. 
         Саша был не многословен. Он быстро и ловко вскарабкался по маленьким  железным ступенькам, но чуть не застрял в проеме лаза. Его мощный торс еле пролез в крошечное для его габаритов отверстие.
         -  Тьфу ты черт! Во попадалово! Главное назад потом вылезти. Другого то пути здесь нет, разве что только с крыши, вниз головой…
         Напарник Москвича никак не отреагировал на его шутку, продолжая молча стоять, и поддерживать тело Стрелка в  вертикальном положении.
         -     Эй, ты там, внизу! Чего молчишь, оглох что ли?
         -   Слушай, Москвич, хорош прикалываться. Думаешь мне по кайфу, в обнимку с этим снайпером недоделанным, стоять? Вдруг он сейчас очухается?
         -      Да ты че? После моих ударов еще ни одна собака раньше часа в себя не приходила. Хотя ты прав, хорош базарить, в любой момент нарисоваться кто-нибудь может. Толкай этого клоуна, а я его за руки буду тянуть.
         Процесс поднятия Стрелка обратно на крышу, прошел на удивление быстро и занял меньше минуты. Не даром ведь когда-то, Александр Шувалин, ныне больше известный как Саша Москвич, носил титул трехкратного  чемпиона Счастьегорска по бодибилдингу. Напарнику Москвича даже не пришлось сильно напрягаться, тело  снайпера само как на подъемнике унеслось вверх.
         Там на  крыше, взяв за руки и за ноги, так и не пришедшего в себя Стрелка, они оттащили его подальше от лаза. Затем Москвич достал из чехла с нелепо болтающимся сломанным удилищем, винтовку и вложил ее ему в руку.
          -    А не плохое ружьишко у этого сосунка. Предоставь мы ему такой шанс, он бы ни за что не промахнулся! – выразил свое восхищение СВД-шкой Стрелка, Саша Москвич.
          -   Пожалуй ты прав, - согласился с ним его напарник. Послушай, а что ты вообще собираешься с ним делать? Так и оставишь его здесь на крыше лежать, а сам побежишь в ментовку звонить?
          -   Ну, брат. Я был о тебе лучшего мнения. Неужели ты сам не догоняешь, что его нельзя в живых оставлять?  Ты, наверное, хочешь, что бы он прицепом вместе с Цитрамоном и меня вложил...? Хотя мы с ним не разу не встречались, и все заказы шли напрямую от Цитрика, но я ведь не знаю точно, что ему обо мне известно! Поэтому в живых его оставлять никак нельзя.
         -        И что ты предлагаешь?
         -        Что, что? Дам тебе сейчас ствол, и ты его завалишь!
         После этих слов, глаза напарника Москвича чуть не вылезли из орбит.
         -       Ты что Сашка?
         -     Да, ладно расслабься, шучу я. Мы по-другому поступим. Ты мне поможешь его с крыши скинуть. Конечно менты у нас в Счастьегорске  не на столько тупые, что бы поверить в то, что он сам с нее упал. Но после того, что они найдут у него в кармане, я думаю им уже будет по барабану кто  с ним расправился. У них такие улики против Цитрамона появятся, что можно будет смело с ним навсегда распрощаться. На этом киллере, как минимум пять его заказов висят. Ну что, вкурил ты теперь или нет?
          -     Да, ты конечно все грамотно придумал. Просто я не готов был, что бы вот так, самому….
           -     А ты хотел и рыбку съесть и на кол сесть? Нет, брат, так дела не делаются. Думаешь мне оно надо? Я если хочешь знать, в детстве, вообще мечтал стать водителем троллейбуса, это меня уже после армии переклинило. Сначала в бодибилдинг, потом  в бандиты…
           -      А я Москвич -  решил тоже поделиться своей заветной детской мечтой его напарник -  не поверишь, мечтал стать контролером  в кинотеатре. Ну, чтобы можно было все фильмы бесплатно смотреть и друзей своих на шару проводить.
          -       А в каком конкретно?- с неподдельным интересом спросил Москвич. -  У нас их здесь раньше всего три было. В «Звезде»,  «Родине», или «Победе»?
           -        Конечно в «Звезде»!
           -     Ну да! Губа не дура! Там уже тогда все билеты не меньше рубля стоили, сразу видно прирожденного бизнесмена...
          Москвич ухмыльнулся и не меняя интонации продолжил:
           -  Ну, что, как говориться: «Любишь кататься - люби и катайся!». Бери, давай за ноги, пока он в себя не пришел.
            И напарник Москвича, тяжело вздохнув, подошел вплотную к бездыханному телу Стрелка и взял его за ноги.

***

         -    Павел Александрович, наконец-то вы объявились, время седьмой час уже! - Леночка вскочила из-за стола и приняла из рук начальника насквозь мокрый от дождя плащ.
         -  А что же вы пешком в такую погоду? И где Константин Александрович? Я вам весь день по всем номерам звонила! Никто трубку не брал. Билеты ведь на самолет пропали. А может их еще можно вернуть? Ну, хотя бы за пол цены?
         Леночка бедная так испереживалась за сегодняшний день, что ей просто необходимо было выговориться.
         -   Ермакова, я тоже очень рад тебя видеть! Но, пожалуйста, давай все вопросы на потом….. А сейчас, будь добра задержись на полчасика, организуй нам с Константином Александровичем коньячку и закусить чего-нибудь. Он  подойдет с минуты на минуту.
         -    Конечно, конечно, Павел Александрович как вы скажите, - промурлыкала Леночка, и не теряя времени полезла в шкаф за коньяком и закуской.
         Шеф не соврал, Костик появился минут через десять. К тому времени Ленусик уже успела накрыть на стол. К ее глубочайшему удивлению, Костик не обмолвился с ней ни единым словом, и даже не снимая мокрой кожаной куртки, проследовал прямиком в кабинет.
         -      Ермакова, спасибо! Ты свободна!
        Тут же раздался из селектора установленного на ее столе, голос Кузьмина старшего.
         -       Да, Павел Александрович, я поняла, до свидания.
        Попрощавшись в ответ, Лена подумала про себя, насколько же  не благодарные существа эти  мужчины! Она как дура, весь день себе места не находила, переживала за них. А ей даже никто спасибо не сказал и толком ничего не объяснил. А Костик, тот и вовсе ее не заметил!
        Нет, больше такое никогда не повториться. Пусть этот новенький, как его …… Вадик, за них переживает!
         Ермакова, на прощанье,  назло обоим братьям, громко хлопнула входной дверью и застучала вниз каблучками по лестнице.

***

         В кабинете братьев Кузьминых, царила напряженная обстановка. С того момента, как Костик снял мокрую куртку и подсел поближе к накрытому столу, прошло уже минут пять, а он еще не обронил ни слова.  Зато успел уже выпить два рюмки своего любимого «Remy Martin». Паша не выдержал и заговорил первым:                                                         
         -    Костик, давай рассказывай, не томи!
         -    Сейчас, только еще одну выпью.
         -    Брат, может, хватит? Это уже третья…..
         -    Паш, ты можешь мне хотя бы сегодня на мозги не капать?
        Не на шутку рассердился младший Кузьмин.
         -    Ладно, ладно, извини. Ты я гляжу, тоже весь на нервах.
        Костик пропустил извинения брата мимо ушей и залпом опустошил свою рюмку. Затем не много отдышался, секунду подумал, и плеснул себе еще пятьдесят грамм. Но, перехватив не довольный взгляд брата, пить сразу не стал, а вместо этого закурил сигарету.
        -    Паш, все нормально. Наша проблема решена. Цитрамон как бы еще есть, но его как бы уже нет.
        -    Что-то ты Костик, загадками какими-то, говоришь…
        -    А тебе обязательно нужно отгадки знать? Я тебе обещал, что нам Саша Москвич поможет, вот он нам и помог. Надоело ему у Цитрика в шестерках ходить, когда он сам, давно уже реальный вес имеет. И тут наши с ним интересы совпали.
         -      И что, теперь с Цитрамоном, навсегда покончено?
         -   Можешь не сомневаться, - сказал Костик, прикуривая новую сигарету.
         Коньяк начал свое расслабляющие действие на организм, и блаженная истома разлилась по всему его телу. Он затянулся,  лениво стряхнул пепел в позолоченную пепельницу и, продолжил:
          -   Сашка кстати не наврал. Киллер который за нами охотился, действительно существовал…
          Паша, перегнулся через стол, пристально посмотрел в глаза Константину  и,  понизив голос до шепота, спросил:
          -   Если ты говоришь о нем в прошедшем времени, это значит, что его больше не существует? Я правильно тебя понял?
          -     Да Паш, ты понял все правильно.
          Костик подвинул поближе к себе тарелку с бутербродами, и взял один. Но, так и не попробовав его, положил обратно. Паша не унимался с вопросами:
           -  Ты мне так и не рассказал, как ты на этого Сашу Москвича  вышел?
           -      Все очень просто.  Мы в школе с ним, в параллельных классах учились. А то, что он в группировке Цитрамона состоит и зуб на него имеет, мне один наш общий знакомый, по секрету рассказал. Ты его не знаешь, да и знать тебе о нем не к чему. 
          -    Вот как….. А я думал, если Москвич, значит он из Москвы.
          -    Нет, наш он - Счастьегорский. Просто Сашка в свое время серьезно бодибилдингом занимался и его, как самого лучшего, на первенство России в Москву отправили.  Так он после соревнований, там и остался. А когда через два года  домой вернулся,  к нему и прилипла эта кличка - Москвич.
        -    А зачем вернулся то ?
         -    Не поверишь. Его ностальгия  по нашему «болоту» замучила.
         Паша, сделал удивленное лицо и о чем-то на секунду задумался.
          -    Бандит-романтик! Подумать только, не ужели такое и в наше время бывает?  Ну и сколько мы твоему школьному товарищу за наше спасение должны?
         -   С сегодняшнего дня он в доле. Будем ему каждый месяц процент отстегивать, а он за это наш ПИФ оберегать или, проще говоря - крышевать. И Паш, пожалуйста, не делай таких удивленных глаз, как будто ты впервые о таких вещах услышал…
         -    Я просто не пойму одного, кто дал тебе право за нас обоих такие решения принимать! Чем этот твой Москвич, лучше Цитрамона?
         -    Паш, сбавь обороты. Сколько раз я тебя уже просил голос на меня не повышать?! Да, если бы не я, одного из нас на этом свете уже точно бы не было! Поэтому извини, но решение я это принял сам – из двух зол, выбрал меньшее.  Поверь, другого выхода у нас не было.
         -    Смотри Костик, как бы этот твой Москвич, весь наш фонд к рукам не прибрал…
         -    Ты конечно вправе сомневаться, но лично я, ему верю. Мне кажется с ним можно договориться. Он в детстве, если хочешь знать, мечтал водителем троллейбуса стать, да вот не сложилось...
         -      Ты это о чем? Напился уже что ли? Бред какой-то несешь!
         -     Да это я так, о своем. Давай еще, что ли по одной накатим?
         Паша отрицательно замотал головой, и Костику снова пришлось выпить в одиночку. Вообще Кузьма старший очень плохо переносил алкоголь и, зная это, младший,  без обид воспринимал его отказы.
         -  Паш, а ответь мне только честно на один вопрос, вот ты лично кем хотел стать в детстве?
         -    Да я  уже точно и не помню. Сначала банкиром, потом президентом……
         -   Понятно. Uncomments. Без комментариев, – каким-то чужим, утомленным голосом, произнес Константин. - Веришь, брат, сегодня как никогда, я почувствовал, как устал от этой жизни!!!
          -  Верю, Костик, верю…
          После этих слов братья Кузьмины разом замолчали, и каждый из них, задумался о чем-то своем.

 

КАРНАВАЛА НЕ БУДЕТ!


          
         Матвей сидел за столиком в «Бумажной Луне» и уже по третьему разу перечитывал меню. Таинственная незнакомка явно не спешила на  назначенную встречу. В кафе сегодня было особенно безлюдно и бармен c официанткой, что бы ни умереть от скуки, таращились в телевизор, без конца переключая каналы. Пиво, которое ему принесли еще пол часа назад, закончилось и он начал уже подумывать, а не свалить ли ему домой, когда двери кафе распахнулись и, наконец, вошла она.
        То, что это была она, Субботин понял сразу. От одного вида этой загадочной леди, у Матвея тут же участился пульс, и пересохло во рту. Не смотря на то, что за окном была уже середина июня, незнакомка обладала исключительно матово-белым цветом кожи. Ее белизне, наверное, мог позавидовать сам Майкл Джексон, но Матвея это только отпугнуло.
         Черные кожаные штаны и потертая рокерская кожаная куртка, плотно облегали ее хрупкое тело. Во взгляд читалась устрашающая таинственность, а плотно сжатые губы и тонко подведенные брови, делали  выражение лица  холодным и отталкивающим. Надежда просто источала флюиды опасности и скрытую угрозу.
        «Не был ни когда в Москве, и не чего мне там делать. Который раз убеждаюсь, что красивее наших Счастьегорских девчонок, нигде нет!» - подумал Матвей, и приветливо улыбнувшись, встал из-за стола, что бы пропустить незнакомку на заранее занятое для  нее место.
         - А я сразу догадался, что Надежда это вы! – вместо приветствия произнес он. – У нас в Счастьегорске, девушки так не одеваются.
         -  Не обращайте внимания, Матвей. Это  можно так сказать мой походно - деловой костюм. Я его всегда в командировки одеваю, на все случаи жизни и для любой погоды. Никогда не знаешь точно, куда тебя нелегкая занесет. Издержки профессии. Я,  видите ли, журналистка.  Надежда Константиновна Праймер. Коллеги меня в шутку «Крупской» величают. Повезло мне с именем и отчеством. Но я надеюсь, мы не будем с вами официозничать, и если вы позволите, может сразу на «ты», перейдем?
         -  Конечно, давайте на «ты», - согласился Матвей, и тут же «тыкнул» московской журналистке, - Ты кстати, что-нибудь будешь заказывать?
         -    Да пожалуй, можно что-нибудь перекусить. Разговор предстоит долгий.
         Надежда изучающее пробежала глазами по меню, и остановила свой выбор на фирменном жарком с гарниром из риса, салате с громким названием «Авеню свободы», а из напитков предпочтение было отдано  коктейлю  «Лунная соната».
          Матвей же не стал заморачиваться на фирменных блюдах и, подозвав официантку, от себя только добавил - два пива.
         Когда «лунная» официантка, приняв заказ,  удалилась. Матвей, чтобы сразу придать атмосфере их разговора более теплый и дружелюбный оттенок, как истинный джентльмен, поинтересовался, не сильно ли утомила Надежду такая дальняя дорога? Потом спросил, понравился ли ей Счастьегорск? А затем извинился за то, что пригласил московскую гостью в столь провинциальное кафе.
         -  Может в «Луне» и не так уютно, за то много очень интересных людей встречается. Я, например, недавно здесь с одной именитой художницей познакомился, и она даже пообещала мой портрет маслом написать….. Знаешь, Надежда, правильно говорят, что все творческие люди не много «того». Я ее только спросил как дела, а она мне в ответ, мол, вчера утром такую красивую радугу видела, что просто от счастья чуть не расплакалась. И как давай мне эту радугу описывать, минут на сорок, не меньше! Я думал, она никогда не остановиться.
         -    Ой, Матвей, а с какими интересными людьми нам порой приходиться общаться, ты даже себе не представляешь! - поддержала разговор Надежда.
         Ее холодные маленькие глазки впились в Матвея, а с губ слетела зловещая улыбка.
         – Вот я тебе сейчас, про одного такого чрезвычайно интересного человека и расскажу. Собственно говоря, именно за этим я к тебе из Москвы и прилетела.
         Надежда сделала вынужденную паузу, подождала пока подошедшая к ним официантка  закончит расставлять принесенные ею блюда и затем таинственным тоном продолжила:
         -  Будет лучше, если я начну  свое повествование с самого начала...  Дело в том, что из одного очень надежного и достоверного источника я получила очень интересную информацию, касающуюся некоторых событий произошедших не так давно в вашем городе. А если быть конкретнее, речь идет о твоем участии в спасении дочери известного игорного магната и бизнесмена Олега Макарова.
          -   Так об этом, ведь все местные газеты писали! – не удержался Матвей.
          -   Знаю, что писали. Откуда ты думаешь у меня твоя фотография? Но то, что они писали и даже то, что ты сам обо всем этом знаешь, только лишь верхушка айсберга. Самая малая его часть. На самом же деле существует огромная подводная часть, которой никогда не суждено всплыть на поверхность. И люди, которые стоят за всем этим, никогда не дадут этой информации появиться на свет!
         -   Какой айсберг? Какая еще секретная информация? Причем здесь я? Надежда ты можешь нормально мне все объяснить???
         -   А ты можешь, меня до конца выслушать?!
         Матвей придвинул поближе к себе второй, еще полный бокал с пивом, сделал из него пару глотков, пообещал Надежде, что больше никогда не будет  перебивать ее и замолчал.
         -    Вот так-то лучше. Я постараюсь быть не многословной.
         Человек, о котором пойдет речь - назовем его Параноик, уже который год подряд любыми путями стремиться прорваться к вершинам власти в нашей стране. До сегодняшнего дня все его попытки оказывались тщетны. Но вот недавно до нас дошли сведения, что он стал обладателем суперсовременной технологии  массового воздействия на  сознание человека. Воздействие это производиться с помощью всевозможных средств массовой информации – телевиденье, радио, печатные издания. Технология очень сложная и дорогостоящая, но результат того стоит. Подвергнувшийся воздействию, сам того не ведая, выполняет все желания Параноика. При чем это не тупое зомбирование, а абсолютно не навязчивое подведение любого индивидуума к нужному поступку. Делается это с помощью системы последовательных знаков. Например – прочитал человек в газете специально напечатанное для него объявление о продаже какой-нибудь необходимой ему вещи и вот он уже на крючке. Так скажем, на «правильном» пути. Дальше его поведут специалисты Параноика туда, куда им надо. Показанный вовремя ролик по телевизору, услышанная в условленный час по радио песня и вот в итоге он оказывается – в нужное время в нужном месте. А там уже срабатывает «часовой механизм» и в его голове навязчивой идеей всплывает заложенное туда заранее задание. Причем это совсем не обязательно убийство или террористический акт, совсем наоборот, это абсолютно безобидные вещи. Человек, как ни в чем  не бывало, выполняет их, и продолжая совершенно спокойно жить дальше. Но вот совокупность этих безобидных вещей, совершенных разными людьми и действующих по невидимой указке Параноика, может привести к катастрофе. И именно в вашем городе, в настоящее время проводятся подобные испытания «Преследователя Конечной Цели» - как называет Параноик это гипно-медиа-транс-вертуальное оружие XXII века. Учитывая, что в Счастьегорской области со дня на день состояться перевыборы губернатора, я уверена, что «П.К.Ц.» уже не просто работает, а работает на полную катушку! И очень скоро, ты сам в этом, еще раз убедишься.
          -   Извини, я обещал не перебивать, но вот эта твоя фраза: «Еще раз»? Что она означает?  - Как можно сдержаннее, спросил Матвей...
          -  Она означает, что ты уже участвовал, в самом первом, пробном испытании «П.К.Ц.». Я же тебе не зря напомнила про тот случай с дочерью Олега Макарова... Большая часть всех твоих шагов была предопределена Параноиком. Хотя это и не было запланировано, и явилось побочным эффектом действия «П.К.Ц». Изначально же планировалось только убийство бизнесмена. И оно прошло как по нотам. Тебе конечно не известно, что в кабинете Макарова было установлено несколько скрытых камер, с помощью которых Параноик наблюдал за всем происходящим там в ту ночь. Но они там были. И вот когда он увидел, как Виктория, похищает у отца дипломат с деньгами, ему захотелось продолжить игру и посмотреть на что еще способно его гипно-медиа-транс-вертуальное оружие. Так в этой игре, появился ты. Хотя честно признаюсь, не знаю, какими он принципами руководствовался, выбирая из всех жителей Счастьегорска именно тебя. Но зато мне известно, что после окончания всей этой вашей истории, Параноик оказался очень доволен конечным результатом, не смотря на то, что  тогда был отмечен ряд сбоев в работе «П.К.Ц» следствием чего явились явные отклонения от намеченного им  плана. Но с тех пор прошел уже целый год, и я думаю сейчас, его оружие работает гораздо эффективней прежнего. И самое главное, что в придуманную им новую игру, Параноик опять решил втянуть тебя. Это мне доподлинно известно, и именно поэтому я здесь. В этот раз речь пойдет о борьбе за губернаторское кресло и может статься, что после того как ты выполнишь свою миссию, тебя уничтожат. Это его генеральная репетиция непосредственно, перед тем, как применить «П.К.Ц» для достижения своей главной цели в Москве. И в этот раз, уважаемый Матвей Субботин,  Параноик уже не будет таким лояльным, как тогда!
         Надежда закончила свою пламенную речь и замолчала, ожидая его ответной реакции на все услышанное.         
          -  Все понятно, - на удивление быстро и спокойно ответил Матвей. - Не понятно только одно. Почему ты не просишь меня уничтожить эту  супер-пупер магическую установку и тем самым спасти человечество? Я всегда ждал этого момента и знал, что мое истинное предназначение заключается не в том, что бы таскать тяжеленные стальные концы на швартовках в штормовую погоду или  срывать рекламные наклейки с огнетушителей в «Косметик Энерджи».  Хотя против «Косметик» я лично ничего не имею, и после выполнения своей миссии по спасению человечества - согласен вернуться обратно туда на работу.
         -  Просить тебя об этом не в моей компетенции, -  как будто совершенно не замечая иронии Матвея, абсолютно серьезным тоном ответила Надежда.
          -     Жаль. Я бы согласился. Так хочется сделать в этой жизни хоть что-то стоящее!
          -     У тебя есть ко мне, другие вопросы?
          -    Конечно, есть….. Раз уж ты такая осведомленная, может быть ты знаешь, в чем заключается моя роль в предстоящей смертельной борьбе за губернаторское кресло? Какие шаги я должен предпринять?
          Матвей уже давно догадался, что Надежда его разыгрывает, но решил пока не открывать своих карт, продолжая подыгрывать ей.
           -   Я знаю только одно. Объявление об устройстве на работу, которое ты прочел на дисплее монитора в центре города, было первым знаком, посланным тебе Параноиком. Какие будут дальнейшие знаки и как далеко они тебя заведут, мне не ведомо. Кстати, этот монитор, является  одним из головных объектов Параноика. Нам кажется, именно оттуда, он посылает свои основные  внушаемые задания. Это может быть что-то типа 25го кадра, или сверхчастотных голосовых посланий. Как именно воздействует «П.К.Ц.» на человеческий мозг, нам точно не известно.
         -    Постой, постой. Откуда ты знаешь про объявление? – Матвей озабочено почесал затылок, отказываясь верить в услышанное...  -  Это тебе, наверное, кто-нибудь из моих друзей рассказал. Вовчик, например. Ты ведь журналистка! Наверняка, уже всех моих родных и знакомых с вопросами обошла, и все про меня узнала!
         Догадка, осенившая Матвея, была столь очевидна, что он от радости аж подпрыгнул на стуле.
         -   Субботин! Уверяю тебя, я  не знаю никакого Вовчика и  родственников твоих, никогда в глаза не видела! А, вот в «Косметик Энерджи», тебе оставаться больше не советую. Цепочка нужных Параноику событий будет развиваться именно оттуда.
          -     Бред, бред и еще раз бред. Все это какой-то розыгрыш! -  расставил все точки над «й» - Матвей. Он решил, что Надежда и так уже вдоволь над ним поприкалывалась, теперь пришел его черед:
         -  Ты знаешь у  нас на судне, пять лет назад, когда мы в Африке работали, травки столько было, что курили все кому не лень. А что бы было еще веселей, мы частенько толпой, человек по десять раскуривались. У нас даже прикол свой фирменный был. Возьмем  из судовой библиотеки какую-нибудь книжку и к иллюстрациям свои истории придумываем. Очень смешно получалась. Как сейчас помню в одной из них, про войну,  была иллюстрация на которой, партизаны сидят возле костра и чего-то там обсуждают. Причем все веселые такие, как будто и не война вовсе. А прямо над этим рисунком заголовок красовался: «Сходка на дым». Это глава так называлась. Нам даже и придумывать ничего не пришлось и так все со смеху чуть не по умирали! А ребята были прикуренные и такие истории сочиняли…. Но,  что бы вот так гнать как ты…. Надежда, извини, но тебе достается, почетное первое место!
          -  Знаешь, Матвей, ничего удивительного нет, в том, что ты мне не веришь. Расскажи мне кто-нибудь нечто подобное, я бы, наверное, тоже ни за что на свете не поверила. Но, самое печальное, что все это чистая, правда. И если ты не прислушаешься к моим советам и не будешь, осторожен, можешь погибнуть. Решать тебе, уговаривать не буду. Скоро сам во всем убедишься, если не уйдешь из «Косметик». Я свою миссию выполнила. Оставляю тебе визитку со своими московскими номерами.  Можешь звонить в любое время, чем смогу - помогу.
          Она встала из-за стола и, оставив на скатерти пару сотенных, накинув куртку на плечи, направилась к выходу. Вместо слов прощанья, от Надежды Матвей услышал следующие:
          -     Передай шеф-повару этой забегаловки, что худшего салата, чем его «Авеню свободы» я еще в жизни не ела. А в остальном, мне ваш город очень понравился, даже жалко уезжать так быстро. И жителей местных жалко, не за что ни про что пострадают. На пост губернатора, Параноик, такого урода поставит, что пи.дец вашему Счастьегорску придет незамедлительно.
         Сказав это, она исчезла из поля зрения Матвея так же внезапно,  как и появилась.
         «Вот тебе и московская интеллигенция! От своих девчонок в «Косметик» я за месяц ни разу слова матом не услышал.  Ну, не получилось у тебя, меня разыграть, так за чем же так огорчаться?».
          Матвей подозвал официантку, расплатился  и заказал еще пива. Ближе к закрытию, народу в кафе становилось все больше и больше, и Субботин заметил среди посетителей пару знакомых лиц.
         «Домой еще рано, подсяду к парням за столик, пообщаюсь.… Рассказать мне им всю эту историю или лучше не надо? Вдруг не так поймут. Будут пятиться на меня как на идиота или еще хуже за наркомана примут. Лучше сразу забыть».
         Решив так, Матвей взял принесенное ему только что официанткой пиво, и приветливо кивнув головой Диману с Андрюхой, направился к их столику.
          «Карнавала, не будет! Карнавала, нет!» - неожиданно громко, запел из висящего над барной стойкой телевизора, главный Мумий Тролль страны - Илья Лагутенко.
          «О уже началось! Знаки. Этого клипа уже года три не показывали. Тем более, что песня то Новогодняя…. Срочно надо звонить Надежде, пускай спасать начинает, пока она еще назад в Москву не улетела!».
         Матвею, стало так весело от придуманной им только что шутки, что он перестал смотреть себе под ноги и напрочь забыл о небольшом порожке, который разделял зал «Paper Moon» на  две половины  - черную и белую. Споткнувшись и потеряв равновесие, он с грохотом рухнул на пол. Пиво выплеснулось из бокалов и просто чудо что они  не разбились. Прекрасное настроение вмиг улетучилось.
         «Карнавала не будет! Карнавала нет!» - в наступившей тишине издевательски прокричал ему откуда-то сверху  Илья Лагутенко.

14 Июня Пятница

CALL ME MANANA!

         Утро следующего дня Субботин встретил в дурном расположении духа. Хотя погода наладилась и за окном во всю светило солнце, на душе у Матвея было, мягко говоря, пасмурно. Даже предстоящий сегодня вечером поход в кино с тайно влюбленной в него  Женечкой Светловой,  уже  не  радовал  его. Мысли Матвея постоянно возвращались к вчерашнему вечеру. Кто бы мог подумать, что все так не красиво закончиться?
         «Надежда, Надежда, Надежда? Кто же ты на самом деле?» - не переставая, бубнил он себе под нос.   
         Первый рабочий обход помещений «Косметик» прошел по графику, и до второго обхода  у Матвея имелось достаточно свободного времени, что бы спокойно обо всем подумать и  проанализировать сложившуюся ситуацию. А что бы его, в ближайшие часы,  никто не беспокоил - он запер входную дверь своего  кабинета на ключ и снял трубку с внутреннего телефона (пусть думают, что треплется с кем-нибудь из девочек). Затем открыл пошире окно, присел на подоконник и, вдохнув полной грудью свежего кислорода, основательно призадумался.
          Рассуждал он так:
          «Если бы я, вчера в кафе, не рассмеялся, услышав карнавальную песню Мумий Троллей, я бы не споткнулся и не разлил пиво. Тогда «лунная» официантка не стала бы тратить десять минут своего рабочего времени на то, что бы  найти ведро с тряпкой и потом еще минут десять на то, что бы убрать все это безобразие. Соответственно мужику, сделавшему ей заказ, не пришлось бы так долго ждать своих желанных двести грамм,  и он не стал бы унижать ее своими оскорбительными репликами, типа: «Эй, овца, давай быстрей шевели булками!». А если бы ничего этого не было, Андрюхе не пришлось бы заступаться за нее и устраивать никому не нужные разборки в этом милом и уютном кафе.  И следовательно, он не получил бы в глаз, и нас всех не выкинули бы на улицу, неизвестно откуда взявшиеся охранники. В общем, всего этого могло бы не быть, не засмейся я как дебил, после услышанной песни Мумий Троллей и не пролей я после этого пиво». 
         Но хуже всего было то, что на этом печальные последствия его падения в кафе, не заканчивались.  Матвей  представил себе следующее продолжение цепочки событий:
         «Ближайшие дня четыре, Андрюха не высунет носа из дома и, наверняка прикинется больным, что бы ни ходить на работу, и не  шокировать окружающих, своим разноцветным фингалом. А если учесть, где он работает, может статься так, что его четырехдневное отсутствие, косвенно повлияет на……….. исход губернаторских выборов!  Ведь Андрюша наш, занимает хоть и не самую высокую, но все-таки, должность, в администрации города. И кое-какие документы, без его подписи,  не имеют юридической силы. И именно в это время, может статься, что одному из кандидатов в губернаторы, чрезвычайно понадобиться его автограф. А Андрюша, дома, он типа болеет. Драгоценное время, будет упущено! Круг замкнулся! Матвей, сам того не желая, повлиял на исход губернаторских выборов. Что и требовалось доказать!».
         Эти выводы безоговорочно подтверждали теорию Надежды о существовании некоего Параноика и его магического оружия. Еще одним неоспоримым доводом в ее пользу, было появление в «Бумажной Луне», вотчине местных художников, поэтов и писателей,  абсолютно не творческой личности – отморозка, с квадратной головой, замашками бандита  и лицом дегенерата. Это тот, кто, обматерил официантку, и профессионально с одного удара, вырубил Андрюху.
         «Спрашивается,  какая нелегкая его принесла в этот «форпост» Счастьегорского андеграунда? Ему, что кабаков местных мало?  Единственным логическим объяснением  могло быть, только то, что он забрел  туда находясь под гипнотическим воздействием   «П.К.Ц.».
         Матвея даже в пот бросило от всех этих чудовищных умозаключений! Он спрыгнул с подоконника, закрыл окно и пересел в кресло, закинув ноги на стол. В его голове, шла отчаянная борьба фантастически нелепых предположений с холодным здравым смыслом.
         «Все это бред, случайные совпадения, а московская журналистка - стопроцентная подстава! Просто кто-то очень сильно хочет, надо мной, не по-детски  приколоться! Других вариантов быть не может».
         Матвей схватился за  мобильный телефон, как утопающий хватается за соломинку.
        «Вова, Вова, Вова! Я ведь вчера тебе так и не позвонил! Ну, если это твоих рук дело! Можешь сразу забыть про то, что я пообещал тебя с Маринкой, из «отдела поставок», познакомить! Будешь до конца своих дней, только со своим любимым доберманом, во дворе, по вечерам гулять…».
         Но попытка немедленно прояснить ситуацию у лучшего друга Вовчика, по техническим причинам провалилась. Матвей вчера вечером, собирался, но как обычно, забыл, поставить свой сотовый на зарядку. И сейчас, экран его «Sony Ericsson», всеми своими тысячами пикселей, отображал - беспросветную черноту.
         Придется, у кого-нибудь из девочек, мобильник попросить - принял единственное правильное решение Матвей, и ноги сами собой понесли его в отдел  «маркетинга и рекламы», к Ирэн и Анастасии. 


             
***

 

         -  Девчонки! Дайте, пожалуйста, кто-нибудь мобильник, у моего,  батарея разредилась.
         Дамы разом оторвали свои взгляды от мониторов  и вопросительно  посмотрели  на  только что, вошедшего в их кабинет, Матвея.
          -    Какие проблемы?! Всегда, пожалуйста! Для хорошего человека ничего не жалко!!! – откликнулась первой Анастэйша, широко улыбнувшись и обнажив безупречно ровные белые зубы.
          Матвей еще во время утреннего обхода обратил особое внимание на Пылаеву. Сегодня она прибывала в крайне приподнятом настроении, без конца улыбалась и шутила по любому поводу, то и дело, подмигивая ему.
          Грешным делом Матвей вначале даже подумал, что это именно он виновник ее жизнерадостности. Ведь предстоящий субботний вечер она собралась провести с ним. Но потом, здравый смысл одержал верх, и он пришел к выводу, что скорее поверит в Параноика с его «Ц.П.К.», чем в  то, что такая супер модельная, гламурная, девица, сходит с ума от радости в предвкушении встречи с таким раздолбаем, как он.
         Все гораздо проще. Для таких девушек как Анастэйша, отличное настроение – это не исключение из правил, как у большинства обычных, обремененных житейскими заботами людей, а  ежедневная норма.
         А вот Ирэн, сегодня в отличие от своей подруги, выглядела несколько уставшей, если не сказать больше, печальной. И вот здесь, Субботину  очень хотелось верить в то, что причина этой печальности - он. Ведь Ирочка наверняка уже в курсе того, что они  с Пылаевой собрались провести совместный вечер, и расстроилась именно из-за этого. Может быть, она даже ревнует! 
          Матвей не был в этом уверен, но он надеялся, что как можно скорее рассеет свои сомнения и узнает испытывает ли Ирэн к нему такую же симпатию, как он к ней.
          Но прежде чем решать проблемы личного плана, ему  предстояло до конца разобраться с чертовщиной творившейся у него под самым носом. «Первым делом, первым делом - Параноик, ну а девушки, а девушки потом!»
          Он взял из рук Анастэйши мобильник, стараясь больше не акцентировать на ней и Ирэн свое внимание, и сосредоточился на мыслях о предстоящем разговоре…
          Девочки, увидев, что Матвей не собирается выходить в коридор, а будет звонить прямо из их кабинета, деликатно отвернулись к экранам своих компьютеров и усиленно застучали по клавиатурам. А Ирэн, даже сделала чуть громче звук, стоящего на ее рабочем столе радиоприемника.
          До Матвея донеслись знакомые ритмичные аккорды зарубежной танцевальной композиции…
         «Call me manana!» - орал как потерпевший, из динамиков старенького «Панасоника»,  немецкий поп идол  - «Scooter».
         «Manana» в переводе с испанского, означает – завтра, об этом Матвей знал еще с морских времен, а «сall me», в переводи с английского – позвони. Об этом знает практически каждый школьник.
        Получается, что  перманентный блондин, называющей себя Скутером, чисто по дружески, предупреждал  Матвея, что сегодня ему лучше, Вовану не звонить.
        «Ну вот, опять начинается! Никаких завтра! Ты мне еще, послезавтра спой! Звоню сию же минуту!!!» - очень болезненно отреагировал Матвей на услышанную песню, и галантно попросив Ирэн выключить к чертовой матери радио, набрал номер Вовчика.
         - Слушаю, кто это? – раздался спокойный голос Малого, лишь только  успели прозвучать первые гудки.
         -    Кто, кто...  Матвей! С чужого звоню. На моем, батарея сдохла.
         -   Здорово, Матвеич! Куда пропал?!
         -   Да ни куда, работаю.
         -  Ага, я об этом и говорю. Как только устроился в свой «косметический рай», так сразу же и забыл про лучшего друга! А еще в грудь себя стучал, я мол, тебя, с такой классной герлой познакомлю……
         -   Вован, я ведь тебе сказал, что с чужого  звоню, давай эту тему, потом обсудим. И вообще, мне сейчас совсем не до  шуток. Скажи честно,  московская журналистка, это - твоих рук дело?
         -       Что….. Я тебя не понял.…… Какая журналистка? Чего ты городишь……
         -     Надеждой звать, из Москвы приехала. На Майкла Джексона похожа……  Вы что,  другого более подходящего имени ей придумать не могли? Стелла или Эльвира, например.  Какая из нее на фиг Надежда? Она ведь, как смерть ходячая!
          -     Старик, я чего-то ни хрена не врубаюсь, о чем ты мне вообще здесь толкуешь?
          -     Не врубается, он. Если бы тут посторонних не было, я бы тебе высказал, все что думаю о тебе, твоей не известно, откуда взявшейся подружке, и ваших с ней надо мною,  идиотских приколах! А так я, тебе Вовчик, вот что, скажу: Не надо больше, надо мной так шутить! Посмеялись, и хватит. Ты меня понял?
         -     Понял, Матвей. Ты где сейчас, на работе?
         -     Я ведь, тебе уже сказал, что на работе. Где же мне еще быть?!
         -    Ну, вот там и оставайся! А я самое позднее, через пол часа подъеду. Батя, как раз мне свою тачку  на сегодня оставил. Посидим, покурим, поговорим по душам. Заодно погляжу, как ты на новом месте устроился.
          -   Хорошо, подъезжай. Но только продумай заранее, как извиняться передо мной будешь.
          -     Извиняться, придется тебе, за то, что ты мне сейчас такую пургу прогнал! Все…… я выезжаю! – сказал, как отрезал, свое последнее слово Вован, и положил трубку.
          Матвей застыл с мобильником Анастэйши в руке, мысленно проклиная себя за то, что минуту назад позвонил Малому.
          «Ну, а на кого мне было еще подумать? Про объявление на центральном мониторе больше ведь никто не знал!».
          -   Что, какие-то проблемы? – Вывела его из оцепенения Анастэйша.
          -     Да, нет, ни чего серьезного. Друзья разыграли, а я вот никак не могу отгадать кто.
          -    Бывает! Мне  на первое апреля в этом году, позвонили и сказали, что я от «Европы Плюс» бесплатную путевку на двоих в Египет выиграла. Так представляешь, я дура, поверила, и весь день голову ломала, кого бы с собой в поездку взять! – Пылаева выражая свое негодование даже стукнула кулачком по рабочему столу.
          -    Кстати, а ты не забыл что, мы с тобой завтра вечером, на концерт  собираемся?
          Это предложение Анастасия произнесла уже совершенно другим тоном, прижавшись к нему вплотную и понизив голос до шепота.
          Матвей утвердительно кивнул головой.
          Пылаева, заметила его жест и, продолжая игру в шпионов, снова сменив интонацию, обратилась уже к Ирэн:
          -    Ир, тебе ничего у главбухгши не надо? Я за бумагой для принтера собираюсь…….
          -    Возьми корректор новый, если есть. А то наш, совсем высох. –  Не отрывая глаз от монитора, ответила она.
          -    Хорошо, - сказала Анастэйша, и они вместе с Матвеем вышли в коридор.
         Лишь только они оказались  за пределами кабинета, Пылаева сразу же перестала скрытничать и постаралась объяснить Матвею свое неадекватное поведение.
           -  Не хочется Ирку лишний раз травмировать, она сегодня и без того какая-то вся убитая. Еще подумает, будто я  специально  хвастаюсь, что мы с тобой завтра зажигать идем.
            -   Согласен.  А ты случайно не знаешь, что у нее случилось? – как бы, между прочим, поинтересовался Матвей.
            -  Нет, не знаю. А она не рассказывала. Может, опять парень бросил, знаешь, это довольно часто с ней случается.
            -   Да…. Жаль Ирэн, если это так. Мне кажется она очень хорошая девушка.
            -     Ни кто и не спорит. Но таких как она, чаще всего, и бросают. Сидит целыми днями дома, книжки читает, да пыль со шкафов вытирает. Тоска смертная!!!
            -   Ну, это только ты так думаешь, – позволил себе не согласиться Матвей.
            -  Я не думаю, я знаю! – не приемля возражений, ответила Пылаева.  -  Чего-то мы от темы отклонились. Так что насчет завтра?
           Матвей не успевал реагировать на смену настроения Анастэйши. Фамилия Пылаева ей очень подходила. Пожалуй, можно было даже смело  к ней добавить приставку «Вос», получилось бы - Анастасия Воспылаева.
            -   Я тут решила инициативу в свои руки взять и газеты посмотрела - концертов в субботу никаких, зато в «Галактике» будет «Ночь Пожирателей Рекламы».  Правда, начало поздно  - в 23.00. Как ты смотришь на то, чтобы пораньше, часиков в семь, где-нибудь встретится, посидеть «кофейку» попить и поболтать? Мы ведь совсем не знакомы. Ты мне про море расскажешь…..
          -   Отличная идея! Давай в семь, вот только где? У меня на примете, было одно спокойное местечко, но после вчерашнего вечера, меня что-то туда совсем не тянет, -  вспомнив про «Бумажную Луну», сказал Матвей и предоставил право выбора, Анастэйше.
          -      Давай в «Бегемоте». Это пиццерия,  на углу Строительной и  Ленина. 
          -      Я знаю это место. Не далеко от моего дома……
          -      Вот и хорошо, значит договорились. Все Матвей, я побежала к главбухгше. 
          -    Я тоже побежал. Ко мне сейчас друг подъехать должен. – Субботин помахал рукой Анастэйше  и двинул  в направлении своего кабинета.

***

          Но не через обещанных пол часа, не через час, и даже не через пять -  Вован так и не появился.
          Матвей в течение дня, три раза бегал к девчонкам, правда, уже в другие отделы, звонил с чужих телефонов ему домой, и на мобильник, но ни там, ни там, трубку никто не брал. Зато Женечка Светлова, столкнувшись с ним в коридоре, «обрадовала» его, что наконец-то определилась с фильмом и они сегодня, сразу после работы, идут в «Звезду» на продолжение «Пиратов Карибского Моря».
         У Матвея, честно говоря, уже не было никакого желания идти  в кино, даже не смотря на очаровательность и влюбленность в него Светловой. Но как истинный джентльмен он не мог обидеть девушку отказом и  сказал, что будет ждать с нетерпением этого часа. А про себя подумал: «Хорошо хоть «Пираты Карибского Моря», а не «Пункт Назначения» или «Пила». Учитывая сложившиеся обстоятельства, эти фильмы  были бы куда более кстати.
          Что бы лишний раз ни будоражить общественность и не давать повода для сплетен чересчур любопытным коллегам по работе, с главбухгшей они договорились встретиться, сразу после окончания работы в скверике  напротив автобусной остановки.     
          Матвей пришел в назначенное место первым.
          Женя, не заставила себя долго ждать, и появилось спустя минуту. В отличии от Субботина, она  выглядела веселой и беззаботной, оставив на работе все свои проблемы, наличие которых неизбежно при  ее занимаемой  должности.
            Они вышли из скверика и, стараясь особенно «не светиться», пошли в направлении  остановки.
         -    Фу, слава богу, выходные начались! – первой не удержалась и начала разговор она.
         -   Да уж……!  - Не нашел ни чего лучшего, чем произнести Матвей, и в его голосе радости было ровно столько, сколько у человека, которому выпало «счастье», только что, остановить зубами, наждачный круг.
          -     Матвей, что случилось? – не на шутку испугалась за него Евгения.
          -  Друг, куда-то пропал. Обещал утром приехать и как в воду канул. А у меня предчувствия какие-то плохие и батарея как назло села. Можно я, последний раз, с твоего телефона, ему домой звякну?
           -     Конечно, конечно. Звони сколько надо.
           Женя раскрыла свою элегантную кожаную сумочку и протянула Субботину свою «раскладушку». Он быстро, по памяти, набрал домашний номер Малого.
          На этот раз Матвею повезло, и трубку взяла мама Вовчика – Тамара Васильевна. Но вот то, о чем она ему рассказала, никак нельзя было отнести к разряду хороших новостей. Вова попал в аварию, и сейчас находился в областной больнице, в отделении травматологии.  Как произошла авария и по чьей вине, она толком не знает, знает только, что оба водителя не сильно пострадали, и ее сын отделался сотрясением и двумя переломанными ребрами. Она была у него в больнице, но  главврач настоятельно попросил его сегодня не беспокоить, и ее к нему не пустили. И теперь она собирается завтра, после обеда, снова к нему поехать.
         -    Тамара Васильевна, вы главное не беспокойтесь, вам волноваться нельзя, у вас же у самой сердце больное, - как мог,  успокоил Вовину маму Матвей.  - Если вы не возражаете, я завтра тоже подъеду.
        -     Конечно, подъезжай. Ему сейчас поддержка нужна.
        -     Хорошо, Тамара Васильевна. До свиданья. Держитесь.
        -     Спасибо тебе, Матвей.
        « Не за что...» - с грустью подумал Матвей. «Это ведь из-за меня Малой в аварию попал! Но почему? В чем провинился Вовчик? Может, он обладал какой-нибудь важной информацией??? Был же  знак - «Call me manana!», так надо было и звонить завтра! А он как самый умный решил всех перехитрить, вот и доигрался! Надежда специально ему все карты раскрыла, что бы он на знаках, больше внимания акцентировал... Наверняка она заодно с этим, как его... Параноиком. Тогда все сходиться. Если он знал, что Матвей о нем знает, и будет стараться его перехитрить, то действовал методом от противного, с помощью своего дурацкого «П.К.Ц.». Специально заказал песню  «Scooter» с указанием звонить завтра,  уверенный на сто процентов, что Матвей сделает все наоборот и позвонит сейчас же.  И зная примерное время, когда Вова выедет из дома,  подстроил ему аварию!» -  Субботин чувствовал, как у него от всего этого бреда срывает крышу, но ни чего не мог с собой поделать. Его мозг был уже основательно поражен идеей существования Параноика, и логические  цепочки не зависимо от его желания сами собой выстраивались в его голове. «Да что же это такое твориться, и когда  же это все закончиться?» -  он был так зол на самого себя и поглощен своими мыслями, что даже забыл о том, что он не один.   
        -   Что-то с другом случилось? – взволнованным голосом напомнила ему о себе Светлова.
        -   В аварию попал. Хорошо хоть не сильно пострадал. Жень, ты меня извини, но в кино я с тобой пойти сегодня не смогу. Как-нибудь в другой раз, ладно?
         -  О чем ты говоришь Матвей! Не надо извиняться, я прекрасно все понимаю. Тебе сейчас не до веселья. Очень жаль что, все так вышло. Ты сильно не расстраивайся, я уверена, что у твоего друга все хорошо будет. Пока! – попрощалась она и заспешила на подъезжающий «одиннадцатый» автобус.
         -    До встречи! – уже вдогонку, прокричал ей Субботин.
        Дождавшись, когда автобус с главбухгшей скроется за поворотом, Матвей подошел к стоящему у дороги киоску, купил пачку «L&M» и зажигалку, присел на остановку  и закурил. Первый раз, за последние полгода.
         Четверостишие родилось где-то между пятой и шестой затяжкой…..

Надежда, уничтожила надежду
И я уже не буду больше прежним
 В том смысле, что теперь я точно знаю -
 Что счастье в жизни, долгим не бывает!

         Не смотря на то, что его «пятерка» подъехала на удивление быстро, и домой он добрался, без каких-либо происшествий - вера в безоблачное, светлое будущее, продолжала угасать в нем с каждой минутой.

15 Июня Суббота

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ

         Как и договаривались с Тамарой Васильевной, к ее сыну в больницу Матвей решил ехать после обеда. Вчерашний вечер прошел без приключений (еще бы, ведь он провел его, ни выходя из дома) и сегодня он уже чувствовал себя гораздо спокойней. Собираясь на встречу, Субботин, решил на всякий случай проверить все средства массовой информации на наличие знаков, предопределяющих его шаги.
          Первым он уделил  свое внимание радио. Щелкнув тумблером на верхней панели магнитофона, он переключил его в положение «FM» и настроил приемник на местную волну.  На частоте 102.2 Счастьегорская радиостанция «Галс», отличающаяся завидным постоянством, как и всегда, развлекала слушателей  хорошо забытыми  «убойными» хитами. Песня, которая звучала в данную минуту, была знакома ему еще со времен школьной юности.

   Такси, такси, вези, вези
  Вдоль ночных домов, мимо чьих-то снов
  Такси, такси, хочу в такси,
 Я тебя обнять и поцеловать

        «Такси, такси, вези, вези…..» - пропел вслед за  Игорем Николаевым, первую строчку Матвей.
         Выходило, что известный певец, поэт и композитор, настоятельно рекомендовал Субботину, отправится в областную больницу, к «контуженому» после автомобильной аварии лучшему другу, строго на такси. Причем он так же не менее убедительно, советовал ему, найти себе по дороге какой-нибудь объект для объятий и поцелуев, но не указывал пол предполагаемой жертвы  и не  давал объяснений как это лучше сделать. Дослушав песню до конца, Матвей  вырубил радио.  Намек и так был понятен.
         Его интересовал только одно -  «Зачем было так грубо намекать? Можно ведь подойти к этому же знаку откуда-нибудь из далека. К примеру, поставить песню Машины Времени - «Я пью до дна, за тех, кто в море!». Он бы догадался, что ему советуют не пойти напиться, и не отправиться немедленно в морской круиз, а обратить внимание на название группы, исполняющую этот хит и  выбрать машину как средство передвижения. А так как авто  своего у него нет, он бы по любому закал себе такси. Все элементарно!  Не надо обладать особенными умственными способностями, что бы придти к этому выводу... Так  почему же  они его за придурка держат?! Что может быть проще, чем Николаевское «Такси, такси»? Но если, учитывать то, что Субботин все-таки поверил во весь этот бред, кто он после этого, как не придурок?».
          Матвея, опять начал разрываться на части между верю и не верю. Но он решил больше не устраивать дебаты с самим собой, а вместо этого действовать и, включив телевизор, продолжил искать знаки.
          По-местному МузТС только что закончился блок новостей, и после короткой рекламы, самая сексапильная ведущая «Счастьегорского Музыкального» –  Глаша Мариновская, объявила о том, что продолжает утренний марафон по заявкам телезрителей.
         Первым дозвонившимся после рекламного перерыва на МузТС был Дмитрий Сидоренков, учащийся восьмого класса «А» 15ой школы лицея. Дрожащим от волнения голосом, Сидоренков, попросил Глашу, поставить для всех девчонок его класса, клип Global Deejays – «The Sound Of San Francisco».
          Мариновская, почуяв «легкую добычу», вдоволь  поприкалывалась в прямом эфире над начинающим Казановой, но после того как запас острот ее иссяк, она  пожелала на прощанье  Дмитрию не зацикливатся  на девочках из собственного класса и поставила заказанный им клип.
          Сюжет его был прост и понятен.  Автобус, пассажирами которого, являлись обнаженные до не приличия девицы,  не останавливаясь, колесил по самым крупным городам мира – Париж, Лондон, Лос-Анжелес и д.р.
      Всю дорогу разбитные герлз,  зажигательно вертели своими плоскими открытыми животиками и загорелыми задами в такт ритмичного техно, а водитель, глядя на этот эротический беспредел,  отчаянно кивал  головой.
         И только проезжая мимо их горячо любимого Сан-Франциско, водила открывал рот, что бы затянуть козлиным голосом: «If you are going to San Francisco…….». Исполнив свой незатейливый припев, он мгновенно замолкал и исчезал из фокуса, уступая место очередной супер сексуальной кошечке.  Такие вот Global Deejays……
         Автобус сегодня, тоже не для меня! – Досмотрев клип до конца и, выключив телевизор, подвел итог Матвей. – Буду плыть против течения. То есть пойду пешком. Правда, далековато, но зато полезно и на проезде можно сэкономить. Большое спасибо за это и низкий поклон «товарищу» Параноику!
          Матвей надежно закрыл все окна в квартире. Проверил, выключены ли электроприборы, газ на кухне  и вода в ванной. И только убедившись, что в его отсутствие с квартирой ничего не случиться, закрыл входную дверь на два замка и вышел во двор.
          «С этим Параноиком, сам параноиком станешь! Хотя осторожность еще  никогда ни кому не мешала…..».
           Рассуждая об осторожности, Матвей  вдруг вспомнил, что совсем забыл про газеты! Ведь Надежда, говоря о средствах применяемых для передачи знаков, помимо  радио и телевидения,  упоминала так же  и, печатные издания.
          Субботин решил немедленно, ознакомиться со свежей прессой, и по пути в больницу, тормознулся у киоска Союзпечати, чтобы купить  сегодняшний номер «Счастьегорца».
          Заполучив оный в свое распоряжение, Матвей зашел в ближайшую кафэшку, заказал себе два горячих бутерброда и чашку чая и присев за свободный столик, углубился в просматривание местной прессы, выискивая глазами, что-либо похожее на знаки.
         Пролистав с первой до последней, шестнадцать страниц газеты, и прочитав без исключения все платные и бесплатные объявления,  он не обнаружил в «Счастьегорце»,  ничего, что могло бы явно приковать его внимание.
          Кружка с чаем и принесенные официанткой бутерброды уже минут десять, как сиротливо остывали на краю стола, и Матвей решил, что пора завязывать с духовной пищей и переходить на пищу реальную. Убрав сложенную по полам газету от себя, он  придвинул тарелку с бутербродами и принялся за них.
          Когда с закуской было покончено, он допил чай и собрался  уже покинуть это уютное заведение, как вдруг его осенила мысль:
          «А  что, если Параноик думает, что Матвей вообще газет не читает? Зачем тратить попусту деньги и время, печатая знаки, которые все равно окажутся не востребованными?! Он принимает его за полного идиота и   только поэтому в «Счастьегорце» нет для него никаких посланий!».
          Поняв это, Матвей передумал  уходить из кафе и назло Параноику,  снова раскрыл уже отложенную в сторону газету. В этот раз, он решил ее не просто просмотреть, а прочитать от корки до корки. Если за ним в данный момент следят люди из команды Параноика, пусть видят, что Матвей Субботин, не только музыку целыми днями слушает, а еще и  очень любит читать!
          На это неблагодарное занятие у него ушло больше часа. Неблагодарным оно оказалось по той причине, что все местные новости были ужасно скучны и не интересны.
          Всего одна статья заслуживала достойного внимания и, судя по заголовку, в  Счастьегорских масштабах это была не просто новость, а настоящая сенсация! Набранный, наверное, самым крупным и жирным шрифтом, какой только имелся в местной типографии, заголовок гласил:

 

«Теперь наш город может спать спокойно!»

          В статье говорилось о том, что 13 июня в районе 19 часов, под окнами высотного дома по улице Красногвардейской, был обнаружен труп мужчины со следами множественных переломов. По основной версии следствия, умерший был кем-то сброшен или же сам, что мало вероятно,  упал с крыши девятиэтажного здания.
          Рядом с трупом была обнаружена снайперская винтовка системы  Драгунова и другие предметы, указывающие на то, что до того как свалиться вниз, он находился на крыше этого дома явно не с целью охоты на голубей и настройки спутниковых антенн.
          Баллистическая экспертиза, проведенная работниками правоохранительных органов в спешном порядке, показала, что именно из этой винтовки, в течение последних пяти лет в нашем городе было совершено восемь не раскрытых заказных убийств.  И их число могло бы неуклонно расти, если бы кто-то  не стал дожидаться местных властей, а собственными силами  свел счеты с неуловимым киллером. 
         Статья заканчивалась тем, что работники прокуратуры еще не делали никаких официальных заявлений и вся имеющаяся в распоряжении редакции информация, поступила туда исключительно из приватных источников.  Но лично для работников газеты и так все понятно и, не важно, чем закончиться следствие по этому делу. Важно что, наконец-то в городе нашелся человек, сумевший голыми руками остановить этого монстра со снайперской винтовкой, державшего в страхе всех мирных жителей  на протяжении пяти долгих лет.
         «Мммм….. Интересно, а почему я в первый раз об этом киллере слышу?  Получается, что когда он весь город в страхе держал, я  как ни в чем не бывало, разгуливал по улицам и  ежедневно рисковал своей жизнью. Может мне кто-нибудь это компенсирует? »
          Закончив читать статью, Матвей откинулся на спинку стула и на минуту прикрыл глаза. Ему представилась, следующая картина:
          К киллеру, облаченному во все  черное и лежащему на раскаленной докрасна жестяной крыше, сзади на цыпочках подкрадывается здоровенный небритый  детина, в спортивных штанах с голым торсом  и тапочках на босу ногу.  Киллер, заслышав шорох, оборачивается, но уже поздно. С криком - «Ты что бл.дь, для стрельбы лучшего места не нашел!» - разъяренный и здоровый как бык,  обыватель, схватив снайпера за ноги скидывает его вниз.
          Вывод: Ни кто из посторонних, помимо жильцов этого дома, не вправе подниматься на его крышу, а уж тем более стрелять с нее!
          Представив себе эту веселую картинку, Матвей, конечно же, усмехнулся, но всерьез подумал  об одном:   «Господи, куда катиться Счастьегорск?! Валить надо отсюда. И чем быстрее, тем лучше». 
          Газету Субботин, так и оставил лежать, на столике в кафе. Часы показывали уже час дня, и ему нужно было срочно спешить, если он хотел попасть к Вовану, как и обещал - после обеда.  

           * If you are going to San Francisco – если вы собрались в Сан-Франциско...

***

         До областной больницы оставалось пройти метров двести, когда Матвей заметил, что наперерез ему спешат два довольно подозрительных молодых человека. Солнце светило ему прямо в глаза, и он не мог, как следует разглядеть незнакомцев, но то, что намерения их были не добрыми - понял сразу. Сердце Субботина, учащенно забилось.
         Парни, ни сколько не таясь, быстрым шагом, шли  к нему на встречу, и расстояние между ними неуклонно сокращалось. Матвей не стал, дожидаться пока они приблизятся к нему вплотную, и со всех ног рванул прочь в противоположном направлении.
         Реакция у незнакомцев была превосходной. Они видимо ожидали такого расклада. Не сговариваясь, один из них нырнул в единственную соседнюю улочку, а другой бросился догонять его, на ходу выкрикивая совсем недетские угрозы и проклятия.
          «Стой падла! Все равно не уйдешь! Лучше сам сдайся…..»
          Сдаваться не известно кому, Субботин просто так не собирался и несся вперед  не жалея ног по нагретой солнцем бетонной тропинке.
          Огромная территория, примыкающая к больнице, состояла сплошь из зеленых газонов и цветочных клумб, и являлась излюбленным местом молодых счастьегорских мамаш. В сегодняшний  жаркий, июньский день их было здесь, особенно много и они шарахались от него как от прокаженного, едва успевая убирать с дороги, коляски с детьми. Но на женскую помощь Матвей особо и не рассчитывал. Он  мечтал только об одном – как можно скорее добраться  до первого оживленного перекрестка и повернув на «главную», затеряться во дворах жилых домов. 
         Это только в кино, погоня выглядит захватывающе красиво - опрокинутые столики уличных кафе и мусорные баки, сбитые с ног дети на роликовых коньках и поваленные наземь, не успевшие во время свернуть, велосипедисты. Таковы непременные атрибуты - киношной уличной погони. Для пущей остроты сюжета,  можно еще завалить по дороге, пару – тройку теток, торгующих с лотка пирожками, фруктами или зеленью. А когда силы беглеца уже будут на исходе и ноги откажутся нестись дальше, ему всегда придет на помощь сочувствующая юная красотка в роскошном спортивном автомобиле, которая спасет его в самый последний момент и увезет прямо из-под носа у  преступников...
         Но на самом деле, погоня выглядит куда более прозаичнее и за редким исключением, всегда заканчивается  плачевно.  Особенно когда преследователей вдвое больше и  один из них мчится на перерез убегающей от него жертве, на новеньком «BMW».  Именно это и произошло с Матвеем.
         Не прошло и двух минут, как он уже лежал сбитый с ног, лицом вниз на траве, а его руки были сцеплены в замок, на затылке. Острый нос кожаного ботинка одного из догонявших, с интервалом в несколько секунд, больно впивался ему  в бок.
          -  Ну, что, добегался, придурок?
          Удар, секундная пауза, еще  удар.
          -    Сейчас я тебе что-то интересное покажу…..
          На какое-то время его прекратили пинать и сильным рывком перевернули на спину. Прямо перед своим носом Матвей увидел раскрытую ментовскую ксиву. «Пастушонок Валерий Николаевич. Старший оперуполномоченный по каким-то там делам г. Счастьегорска».
         Субботин еле успел прочитать имя и фамилию опера, как  половинки удостоверения тут же захлопнулись.
           -   Понял дурилка картонная, от кого бегать вздумал?!
          Матвей догадался, что этот вопрос адресован ему и утвердительно кивнул головой. Руки его по - прежнему были сведены на затылке. Правый бок пылал огнем от нанесенных  ударов, а солнце беспощадно светило в глаза, заставляя без конца щуриться. Но он даже не пытался шевелиться, по опыту зная, что в данной ситуации не стоит делать резких движений и тем более возмущаться. Будет только хуже.
         -   Как звать? – спросил его мент, который показывал ему свое удостоверение.
         -      Субботин Матвей Сергеевич.
         -       Почему убегал?
         -      А откуда мне знать, что вам от меня нужно. У вас же на лбу не написано, что вы из ………….. милиции.
          - Смотри-ка, шутник попался! – Сказал добрейший души старший оперуполномоченный  со смешной фамилией Пастушонок, и сильно пнул ботинком Матвея, уже  так сказать, для профилактики.
         Он, было, хотел пнуть его еще разочек, но в  их «дружескую» беседу  вклинился  второй  опер. Этот был не высокого роста, с солидным «пивным» животиком и до сих пор все никак не мог отдышаться после столь интенсивного бега. Это он преследовал Матвея, и можно было поспорить, что ни за что на свете бы не догнал, если бы его напарник вовремя не подоспел на своем «BMW».
         -  Я тебе русским языком кричал: «Милиция! Приказываю остановиться! Можно подумать, ты не слышал……».
         -  Да, я не слышал. До вас метров двести, если не больше было! Спасибо что хоть стрелять без предупреждения не начали! -  Матвей  не удержался и подколол второго опера. Он  ведь отлично помнил, что кроме как «Стой, падла!» этот  боров, больше ничего не произносил.
          Услышав его последние слова, старший опер вспылил не на шутку.
           -  Так! Кто-то у нас тут конкретно нарывается…… Тебе что, Субботин, до сих пор не понятно, что мы с тобой не в игрушки играть собираемся? А ну-ка быстро поднялся и бегом к машине. Саныч, надень на него браслеты.
        Подчиняясь приказу, Матвей с трудом поднялся с земли и выпрямился во весь рост. Толстый опер по имени Саныч, мигом завернул ему руки за спину и застегнул на запястьях наручники. Он же,  толчком в спину, придал  Субботину ускорение, и Матвей, спотыкаясь и качаясь как пьяный из стороны в сторону, пошел в направлении черного «BMW».
          Опера, следующие  по пятам за Матвеем, ни чуть не таясь от него, вели за его спиной довольно странный диалог:  
          -    Ну вот, еще один кандидат готов!
          -     Ага! Уже третий за сегодня…
          -     Этот Саныч,  лучше всех будет. Сходство стопроцентное!
          -    Да Валера, в этот раз, я с тобой согласен. Попался голубь!  Но, пожалуйста,  не забудь, когда Пахомову докладывать будешь,  что  это я тебе на него указал... И я же тебя предупредил, что мальчик не простой, будет бегать до последнего. Если бы мы заранее свои действия не согласовали - х.й бы ты его поймал!
           -   Не волнуйся Саныч, не забуду. И про пиво можешь мне не напоминать, завтра проставлюсь….
           -    Да ладно, Валер, я ведь пошутил…
          -    А я вполне серьезно. Открывай двери. Сядешь с ним сзади. Я поведу.
          Саныч, исполняя приказ старшего по званию, открыл заднюю дверцу «Бэхи» и затолкал туда Матвея. Сам сел рядом. Пастушонок завел мотор и, они тронулись. За все время езды, напарники не обменялись не единым словом и даже не закурили.  Матвею же пока ничего говорить не хотелось. Он только смотрел по сторонам и гадал в какое отделение его привезут. Когда тормоза завизжали и машина остановилась, стало понятно, что сбылись его самые худшие предчувствия. Взору Матвея «во всей красе» предстало здание «Отдела внутренних дел» центрального района города Счастьегорска. Поговаривали, что здесь работают самые суровые менты. К тому же, это был не его район, и помощи ждать здесь  было не от кого.
         Единственное, что утешало Субботина, это его абсолютная ни в чем не виновность. Конечно, если только  ему не припомнят подделку талонов на питание в школьной столовой и другие подобные мелочи. Но, судя по серьезным физиономиям доставивших его сюда оперов, детские грехи Субботина мало кого интересовали.
         -   Вылезай, приехали! – скомандовал Пастушонок и первым вышел из машины.

***

          Кабинет,  в который его привели для допроса, чем-то напомнил Матвею его собственный. Никаких излишеств: два стола со стульями, старый шкаф у раскрытого решетчатого окна, полки на стенах плотно забитые папками с рабочими бумагами и сейф в углу, покрытый толстым слоем пыли. Обои на стенах были дерзко салатового цвета и абсолютно не гармонировали с мебелью и линолеумом. Единственное что порадовало глаз - это белые как снег, новенькие жалюзи на окнах. В  кабинете Матвея таких не было.
         «Везет же ментам! С такими жалюзи можно спать даже днем, если конечно на это есть время». Повертев головой по сторонам, Субботин отметил для себя еще одну особенность. «Кстати, а где портреты на стенах?». В представлении Матвея, любой милицейский кабинет непременно должен был быть украшен гигантским портретом Путина или на худой конец Дзержинского. Но здесь не было ни того, ни другого. Зато на боковой стенке шкафа красовался черно-белый календарь  на 2007 год. Конечно, о вкусах не спорят, но лично Матвей такой календарь не повесил бы ни за что на свете, даже у себя в подвале.  На нем были изображены три самые известные Счастьегорские достопримечательности:
         Тридцати метровая стела-памятник с огромным гербом их города, Бронзовый мальчик с собакой, прозванный в народе «Электроником», и  знаменитый «пугающий» фонтан. Знаменит он был тем, что включался и выключался сам - абсолютно произвольно, и однажды напугал одну маленькую девочку до смерти. Нет, конечно, умереть она не умерла, но с тех пор стала заикаться и панически бояться воды.
         -   Ты присаживайся, не стесняйся, не чего стены обтирать, – «любезно» пригласил его к себе за стол, старший оперуполномоченный Валерий Николаевич Пастушонок.
         Только сейчас Матвею представилась возможность, как следует разглядеть этого работника правоохранительных органов. Но лучше бы он этого не делал. Его выводы оказались неутешительны. Типичный, отрицательный персонаж. Холодные, бесцветные глаза (такие же, как у московской журналистки) квадратный подбородок, короткие и жесткие волосы. Черная щетка усов под огромным с прожилками носом и все ненавидящий взгляд. Вряд ли, они когда-нибудь станут друзьями.    
          Субботин сел по другую сторону стола, прямо напротив старшего опера, и  вопросительно взглянул на него.
         -     Извините, но может мне  кто-нибудь скажет, в чем меня здесь подозревают?
         -    Непременно, но позже. Для начала поведай нам о себе. Когда родился, где учился, кем работаешь? И главное где ты был позавчера, тринадцатого числа с 17 до 19 часов вечера. Вопросы понятны?
          -    Да.
          -    Ну, тогда мы тебя внимательно слушаем. Саныч, ты готов?
          -    Готов.
          -   Субботин вы можете начинать, - первый раз за все время обратился к нему на «вы», старший оперуполномоченный Пастушонок.
          Саныч за соседним столом, в полной боевой готовности, склонился с ручкой в руке над листком протокола допроса и затих. В образовавшейся тишине, только лопасти вентилятора установленного на окне кондиционера, издавали механический шум. Матвею еще не разу в жизни не приходилось в качестве подозреваемого  присутствовать на допросах, и в эту минуту он почувствовал себя крайне неловко.
         «Да поможет мне Джа!» - мысленно попросил он поддержки у небес, и откашлявшись в кулак, начал:
         – Я, Субботин Матвей Сергеевич, родился в городе Счастьегорске 18 апреля 1979 года…….
         Чуть больше тридцати минут у него ушло на то, что бы перечислить все основные моменты своей биографии. Стараниями Матвея, его двадцати восьми летняя жизнь промелькнула перед глазами оперов во всей красе, со всеми ее взлетами и падениями. Падений  оказалось…… гораздо больше. По ходу повествования, Пастушонок с Санычем, задавали разнообразные наводящие вопросы. Их интересовало практически все. От того, почему Матвей с  такой  частой периодичностью меняет  место работы, до того, почему он до сих пор не женат. И Субботин старался предельно искренне на них отвечать. В конце концов, он добрался  до того момента в его жизни, ради которого его сюда и привезли. Причем привезли насильно, предварительно попинав от души ногами.
          -   ..... и все интересующие вас время, с 17ти до 19ти вечера тринадцатого числа, я находился в  «Косметик Энерджи». Сидел один в своем пожарном кабинете и как обычно, медитировал. То есть,  ничего не делал. Хотя нет, вру, делал – стихи сочинял…. Я так каждый свой рабочий день завершаю. Сижу 17.00   до 18.00 и ничего не делаю, стихи пишу. А потом иду домой. Но в этот день у меня на восемь вечера была встреча с одной московской журналисткой запланирована, и я, что бы два часа по городу не шарахаться, решил на работе на часок задержаться. У нас после окончания рабочего дня уборщица в коридорах полы моет. Так что, можно без проблем оставаться. Входная дверь в здание еще долго открыта.
          -   То есть, если я правильно понял, - обратился к Матвею Пастушонок, - уборщица  может подтвердить, что ты все это время сидел в своем кабинете и только в семь его покинул?
          -    Нет. Она меня не видела. Но я, слышал, как она в коридоре тряпкой половой шуршала.
         -    Про это мо&